Пока не поздно

“Как я докатился до такой жизни?” – спросите вы и будете совершенно правы. Катиться пришлось долго, причем по наклонной. Ну, обо всем по порядку.

Началось все с того, что Вовка, друган мой, накануне Нового года начал ныть, мол, все достало, жена пилит, дети житья не дают. Ну и пошло-поехало. Один присоединился, второй. И решили мы Новый год по-мужски справить, без всяких там баб и спиногрызов.

Сказано-сделано. Разыскали егерька знакомого, облюбовали полянку в лесу, чтоб с елочкой, все чин-чинарем. Приехали заранее, засветло еще, фонари на аккумуляторах по периметру расставили, елку нарядили, мангальчик организовали. Часов в девять накрыли поляну, нарезочки там всякие, салатики, шашлычок под коньячок и под водочку… лепота.

Яндекс картинки
Яндекс картинки

Культурно сидим, балдеем, снег вокруг, тишина, романтика. Генка-егерь байки травит, какие он чудеса в лесу перевидал.

– Ты еще скажи, что леший существует! – Мужики ржут, не верят, Генка кипятится:

– А как же. Вот однажды…

– Да ладно, брось заливать.

Тут мне по делам приспичило отлучиться, ну, то бишь, отлить. Отошел подальше, только штаны приспустил, вдруг над ухом как гаркнет кто-то:

– Ты что это, Вадик, лес мой поганить вздумал?

Я чуть в штаны от неожиданности да со страху не написал, чес слово. Гляжу, натуральный Дед Мороз ко мне приближается, борода ниже пояса, халат весь серебром шитый, сапоги серебряные и посох в руке.

– Мужики, хорош прикалываться, пошутили и хватит, – проблеял я.

Дед Мороз подошел совсем близко, посмеялся в усы.

– Ты штаны-то застегни, сынок, а то хозяйство застудишь. – Я спохватился, впопыхах молнию дернул, она и заела. “Да и хрен с ней, не до молнии сейчас”. Махнул на нее рукой. – Я тебя, Вадим, в гости приглашаю, иди за мной.

“Ну, а что мне остается?” Пошел как миленький.

Вроде дед, а прет по лесу как танк, я же еле поспеваю, ноги по колено в сугробы проваливаются, пот со лба градом течет. Фу, вроде пришли.

Добротная деревенская изба, окошечки с белыми занавесками на пол-окна, из трубы приветливо дым валит. Хозяин дверь открыл, гостя первым впускает в дом. Обычные сени, на всю длину вместо лавки сундук стоит.

Дед снял халат, оставшись в льняной длинной рубахе, подпоясанной пеньковой веревкой, и в полотняных штанах. Кряхтя, стянул сапоги, размотал онучи, так, босой, и вошел. Всего одна большая комната. В углу русская печь, беленная известкой, стол человек на двенадцать с длинными лавками по бокам. Хорошо, тепло.  

– Присаживайся, Вадим, – хозяин приглашающим жестом указал на одну из скамеек, – разговор у меня к тебе длинный. А я нам пока чайку согрею.  

Подошел к стоящему на полу самовару с заранее заготовленной водой, достал из печки угли, засыпал в трубу, раздул огонь сапогом. Снял с полок за печкой заварник, чашки, ложки, сахарницу с рафинадом, нехитрое угощение: варенье, мед, сахар, баранки на веревке, хлеб. Я с любопытством наблюдал за его действиями.

Дед мне до боли напоминал Льва Николаевича, как его изображали в учебниках по литературе. Та же седая борода, те же глаза с хитрым прищуром. Покончив с приготовлениями, хозяин расположился через стол, напротив меня.  

– Так что, Вадим, лес мне вздумал портить, девок тебе мало, еще и за лес взялся, – грозным голосом произнес Дед Мороз.  

Хотелось, как в школе, заныть: “Да что сразу я? Да я ничего…” и громко шмыгнуть носом. Удержался, хотя и не без борьбы. Ну вот не вызывал у меня лесной хозяин страха и все тут. Глаза молодые, смешливые, чертята так и пляшут.  

– Как к вам обращаться? – спросил я.  

– Да как тебе удобней, – засмеялся дед, – как меня только не величают: и лешим, и хозяином леса, и лесовиком. Сегодня вот Дедом Морозом вырядился.  

– Ну, тогда дедушкой звать буду, тем более своего так и не довелось увидеть, – с достоинством произнес я. Надеюсь, что с достоинством. – Отвечаю на ваш вопрос. Лес я портить не собирался, всего лишь отошел пописать, ничего бы с лесом от этого не сделалось. И девок сроду не портил, они уже до меня все порченые были.   Хозяин засмеялся.  

– А ты бойкий на язык, как я погляжу. Ой, вода-то щас выкипит вся, – спохватился он, кинувшись к самовару. Довольно-таки шустро для человека его лет. Хотя, какой там человек, нежить. Тьфу ты.  

Беседа за чаем текла неторопливо, ровно. Дед оказался интересным собеседником, начитанным, сведущим в современных реалиях. Я расслабился, отогреваясь телом и душой. Давненько ни с кем не беседовал так искренне, непринужденно, на равных. Долго сидели, меня уж в сон начало клонить.  

– Хороший ты мужик, Вадим, и рассуждаешь верно, – произнес хозяин, – только живешь не по-людски. Вот я и решил тебе подарок на Новый год сделать, потом сам меня благодарить будешь.

Яндекс картинки
Яндекс картинки

Улыбка, щелчок пальцами и вот я у своей входной двери. Вылизываю лапы. Стоп!!! Стоп!!! Как это? Что-то я не понял. “Вот дед, вот паскудник старый”. На лестнице гулко отозвалась легкая поступь, послышался звонкий голосок, выводящий какую-то незатейливую песенку, и на площадку ступила дочь.  

– Надя, Наденька, – хотелось крикнуть во все горло, но вырвалось только протяжное “мяяяяуууууу”.  

– Ой, котик, ты как здесь? – девочка сняла рукавичку и провела теплой ладонью по спине.  

– Муррррр, – как приятно, я выгнул спину, потерся головой о колени дочери.  

– Потерпи, маленький, голодный, небось, щас я тебя накормлю, – Надя распрямилась, сняла с плеч тяжелый ранец, достала ключ.

Я первый скользнул внутрь. С удовольствием ощутил лапами исходящее от пола тепло. В очередной раз похвалил себя, что не поленился, во всей квартире теплые полы сделал. Пока Надя раздевалась, осмотрел себя в зеркало шкафа-купе.

“Вот дед, вот старый хрыч. Зубы мне, дураку, заговаривал, а я и купился”. Кот как кот, серый, дворовой, морда наглая такая, матерая, тапка так и просит. “Ну, хотя бы породистым, что ли, сделал”.  

– Кис, кис, кис, – позвала Надя из кухни.  

– Мяу, – поднял хвост трубой и побежал на зов.

“Ах, доченька, ах, умница, молочка в мисочку налила, позаботилась. А где Ленку носит?” – мелькнула мысль.   Допив молоко, решил спрятаться от греха подальше. И вовремя. В замке повернулся ключ, и из прихожей раздался голос благоверной:  

– Надя, готова? Ноты взяла, тетради положила, поесть успела? Как дела в школе?

Услышав звук запираемой двери, выбрался из своего убежища, хозяйским взором окинул все комнаты, зашел в спальню, расположился на кровати и сам не заметил, как сон сморил. Очнулся от громких голосов. Один – Ленкин, а второй – мужской, вроде как к спальне приближаются. Меня с облюбованного места как ветром сдуло, забрался под кровать. Анекдотичная ситуация.

“Как там в песне поется? К жене пришел молодой любовник, пока муж ходил за пивом. Эх, топор бы сейчас. Ба, да это ж Ромка, напарник мой по бизнесу. А он-то что здесь забыл? Ну, теперь ясно”. Упали на кровать, Ленка халат распахнула, дышит громко, с присвистом.

“Ах, Ленка, Ленка. Вот от кого не ожидал. Я-то думал жена тылы прикрывает, пока супруг на работе пашет, а она… бесстыдница”.  

– А где Вадим? – жарко шепчет новоиспеченный Ромео.  

– Да, Бог его знает, с очередной любовницей, наверное, – выдыхает супружница, свет очей моих. – Да что ты про него вспомнил? Давно уж живем как соседи, ни доброго слова, ни ласки.  

Готов лопнуть от возмущения и обиды. “Внимания ей, видите ли, не хватает, а цветы на восьмое марта, а брюлики на Новый год. Все ей, паскуде, мало. Эх, где мой большой топор?”  

– Ленка, разводись с Вадимом, выходи за меня. Я тебя на руках носить буду, – искушает Ромка. А эта дура тает, яростно срывает с него рубашку, расстегивает ремень на брюках.

“Ему же от тебя только доля в бизнесе нужна. Да у него таких, как ты. А я-то думаю, что это Ромка расщедрился, долю свою выкупить предлагает. Ясно все мне стало теперь, как в песне поется. Я, значит, долю его выкуплю, а они с Ленкой мою оттяпают. И при деле и при бабках. Вот сволочь, змею на груди пригрел”.

Яндекс картинки
Яндекс картинки

– Мы его за измену как липку обдерем. Я камеру установил скрытую, там во всех подробностях видно как он Верку раскладывает. Соглашайся, Лен.  

“Камера, стыд-то какой. Ну что, нельзя человеку после тяжелого рабочего дня напряжение скинуть? Тем более, Верка, секретарша, всегда под рукой. Это же несерьезно. Такой измены я не ожидал, прямо нож в спину. И от кого? От двух самых близких людей”. Эмоции захлестывали, душили, хотелось бить, крушить, ломать.  

– Там видно будет, – супружница уже в раж вошла, дышит часто, стонет.

Невольно залюбовался. А Ленка еще ничего. Стройная, ни грамма лишнего, талия гибкая. Аж гордость взыграла. Не зря столько денег в жену вбухивал.

Но, когда наш доблестный рыцарь начал жинке моей свой причиндал прилаживать, я не стерпел. С победным воплем “мяяяяяяяяуууууууу” взмыл в воздух и вонзил когти в белеющий зад соперника. Ромка взвыл не своим голосом. Ленка засуетилась, побежала на кухню йод искать.

Пока суд да дело, я наделал в оба ботинка героя-любовника, мирно дожидающихся хозяина в коридоре. И схоронился в шифоньере. Как услышал новую порцию криков и отборного мата, понял – Ромка добрался до ботинок.  

– Да что же это такое? У вас что, кот завелся? – орал он благим матом.  

– Не знаю, не было никогда. Может, Надька притащила, – на секунду мелькнуло растерянное Ленкино лицо, когда заглянула в шкаф за чистыми носками.

Не заметила, слава Богу. Я ликовал. Отмщен. В квартире снова стихло, я осторожно высунул из шифоньера морду, никого. Ленка поехала детей забирать. “До прихода Нади лучше Ленке на глаза не попадаться, убьет, как пить дать. А дочь, глядишь, защитит. Вот уж не думал, что буду у малолетней дочурки защиты искать”.

На этот раз решил прикорнуть в гостиной, ковер мягкий, пушистый, так и тянет прилечь. Проснулся от ощутимого удара в живот. Вскочил, ошалело огляделся вокруг. Димка, шельмец, машинку радиоуправляемую запустил. Хохочет, обнажив щербатый рот.  

– Мама, мама, у нас кот в гостиной, – побежал ябедничать Ленке на кухню.  

– Ах, вот ты где, негодяй эдакий, – уперла руки в боки, сама в фартуке, нос в муке.

Такая захлестнула любовь, захотелось поцеловать эти недовольно сжатые губы, испачканный нос, сжать в объятиях, закружить. Потрепать по голове мальца, прижать к себе дочь. Но я только пристыжено опустил голову.  

– Мам, а почему негодяй? – заинтересовался Димка.  

– Да так, к слову.  

“Во-во, расскажи сыну, чем ты тут днем занималась, пока он в садике был”.

Яндекс картинки
Яндекс картинки

– Надя, твоих рук дело? – Ленка рассерженно смотрела на смущенную дочь.  

– Мам, ну можно он останется, ну, пожалуйста, – дочь молитвенно сложила ладошки перед собой, умоляюще смотрит в глаза.  

– Да, мам, пожалуйста, – присоединился сын.  

“Эх, надежда моя и опора”. Под таким натиском Ленка быстро сдалась.  

– И как мы его назовем?  

– Мам, давай назовем Вадим, он чем-то на нашего папу похож, – предложила Надя, – да и мы так редко его видим.  

Сердце защемило. Никогда еще я не был к ним так близко и, в то же время, так далеко.  

– На папу? Скажешь тоже. Ладно, Вадим так Вадим. Вадик, пошли, котлету дам, – я послушно потрусил следом, довольный, что все так легко разрулилось.  

Не успел я ощутить во рту божественный вкус котлеты, как обнаружил себя в лесу. Дернул молнию, заела, зараза.

“Да и хрен с ней, не до молнии сейчас”. Махнул на нее рукой. Энергично потряс головой, чтобы стряхнуть наваждение. “Что это было?” На всякий случай громко крикнул:  

– Спасибо тебе, дедушка. Заспешил к столу, до Нового года оставалось чуть больше часа. – Мужики, я домой, – схватил ключи, уверенным шагом направился к машине.  

– Вадик, да ты чё? С дуба рухнул? Или лешего встретил? – слышалось вслед.  

Усмехнулся, сел за руль, завел двигатель. Новый год я буду встречать в кругу семьи. Надо спешить, пока не поздно. Пока еще есть время все исправить.

Спасибо, что вы со мной! Подписывайтесь и приходите меня почитать!

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *