В нос ударил запах сырости. Он почувствовал, что промерз до костей. Открыл глаза. Лучше бы он этого не делал. Ослеп? Охватил животный ужас. Бежать, куда глаза глядят. Куда бежать, если не видно не зги?

Он попытался нащупать очки. Движение отозвалось болью. Он застонал. Дрожащими руками нацепил на нос бесполезные очки. “Нужно просто подождать. Глаза должны привыкнуть”. Но вокруг была непроглядная тьма.

Он нервничал. Пульс подскочил, сердце стучало, как ненормальное, на лбу, несмотря на могильный холод, выступила испарина. “Нужно успокоиться. Посчитать до ста”. Он не шевелился, закрыл глаза, попытался сосредоточиться на счете. На двадцати почувствовал, что кто-то коснулся руки. Он истошно заорал.

***

– Каникулы, ура, каникулы, – орали тинейджеры с россыпью прыщей на тупых физиономиях.

Борис на задней парте молча сложил свои пожитки в сумку, стараясь улизнуть незаметным.

– Эй, Шитас*, ты куда? Придешь завтра или тебя мамочка не пускает? – крикнул один из веселящихся в спину. Раздалось гоготание двадцати здоровых глоток. Борис не обернулся. За два года он привык к постоянным издевательствам.

– БОрис? – он остановился, боясь поверить своим ушам.

– Джессика? – кровь прилила к лицу. В ее устах ненавистное БОрис с ударением не первом слоге звучало музыкой. Она стояла, опершись о дверной косяк. Глаза цвета весеннего неба, блондинистые волосы длиной до тончайшей талии и ноги от ушей.

Джессика, определенно, была самой красивой девушкой в классе. Да что там в классе, в школе. А для влюбленного по самую маковку Бориса во всем мире. Она улыбнулась, обнажив белоснежные зубы. Борис сглотнул. Американская мечта, чтоб ее. “Надо узнать номер ее дантиста. Куда там? У нее папаша директор школы”.

– Ты же придешь завтра? Я буду тебя ждать, – прошептала она, подмигнув и направилась в класс, покачивая округлыми бедрами, туго обтянутыми джинсами. Борис смотрел вслед, забыв захлопнуть челюсть.

– Ты где была, детка? – проворчал громила Джек, обнимая Джессику за талию. Она что-то шепнула ему прямо в ухо. Джек захохотал, запрокинув медвежью голову.

– Шитас, ты еще здесь? – кто-то из одноклассников заметил в дверях тощую нелепую фигурку.

В обалдевшего Бориса полетел бумажный шарик. Он не успел увернуться и шарик угодил прямо в стекло очков, что вызвало новый приступ хохота.

Борис парил в облаках, задевая головой необъятную синеву неба. Весело щебетали птицы, очнувшиеся от зимней дремы деревья тянули к солнцу мохнатые ветви.

Он ничего не замечал. Его пригласила Джессика. Мисс Совершенство, мисс Мечта. Борис где-то читал, что красивых людей склонны наделять качествами, которыми они на самом деле не обладают.

Он вообще много читал. Что еще прикажете делать бедному еврейскому мальчику-эмигранту? Одноклассникам даже не нужно было придумывать ему прозвище. С фамилией-то Шитас.

***

Яндекс картинки
Яндекс картинки

Крысы. Мерзкие твари. Одна забралась на ногу. Он дернулся. Крыса убежала. Надолго ли? Он где-то читал, что загнанная в угол крыса способна прогрызть в человеке ход. От этой мысли на лбу выступила испарина и зашевелились волосы на голове. Он с трудом приподнялся и, обессиленный, рухнул обратно на бетонный пол. Болели ушибленные при падении нога и плечо.

Богатые особняки сменились таунхаусами, за ними потянулись кондоминиумы. Борис сам не заметил, как добрался до крохотной съемной квартирки ни окраине Бостона. Матери не было дома. Сегодня Борис был даже этому рад. Можно спокойно помечтать. Он, не раздеваясь, завалился на кровать и уставился в потолок, вновь и вновь прокручивая в голове приглашение Джессики.

В своих мечтах он стал известным ученым, успешным и богатым. Кем еще мог стать Борис Шитас? Конечно, ученым. На худой конец писателем. Входная дверь хлопнула в тот момент, когда повзрослевший и раздобревший Борис получал Нобелевскую премию. В одной руке он держал премию (Борис плохо представлял, как она должна выглядеть), другой обнимал за талию Джессику.  

– Борис? Ты дома? – раздалось со стороны входной двери.  

– Дома, мам, – ответил раздосадованный Борис.  

– Ты поел?  

– Нет, мам.  

– Ну, вот… – мать завела заезженную пластинку о том, что мальчику в его возрасте необходимо сбалансированное питание, иначе… далее следовал список заболеваний, которыми чревато голодание, начиная от гастрита и заканчивая импотенцией и бесплодием.

За время этой тирады Борису удалось урвать у Джессики поцелуй и украдкой утереть набежавшую слезу.

– Борис? – взвизгнула мать, заставив его подпрыгнуть. – Ты почему в обуви? Тебе не стыдно?  

– Мам, мы же в Америке, здесь все ходят по дому в обуви, – возразил Борис.  

– Пока ты живешь в моем доме, ты будешь снимать обувь на пороге, – она указала пальцем на дверь.

– Я и так устаю как собака. Сегодня Уинтоны попросили еще и двор убрать, как будто мне трех этажей мало, – мать горестно вздохнула. – Насилу управилась. Доплатили сущие копейки. Больше не соглашусь.  

– То ты говоришь, что надо привыкать жить в Америке, то придерживаешься пережитков прошлого, – ворчал Борис, но послушно поплелся разуваться.  

– Ты мне зубы-то не заговаривай, – отрезала мать, – умный шибко стал. Ты знаешь, чего матери стоило перевезти тебя в Америку? – История о переезде в Америку была в разы длиннее самого переезда. Здесь перечислялась вся еврейская родня, начиная от Бромштейнов и заканчивая Бромештерами.

– Ты ведь помнишь тетю Иду, двоюродную тетку твоего покойного отца? Царство ему небесное. – В этом месте следовала небольшая пауза, мать размашисто крестилась.

Бориса всегда удивляла подобная гибкость в вопросе религии. Ох уж эта советско-российская действительность, порождавшая подобные гибриды. Как-то раз Борис спросил у матери, крестятся ли евреи. Почему только раз? У матери была тяжелая рука и еще она была скора на расправу.  

– Помню, мам, – заученно повторил Борис.

Все, что он помнил, это бородавку тети Иды с пучками растительности. Она росла прямо на кончике длинного носа и смешно ходила из стороны в сторону, когда тетя Ида шамкала беззубым ртом. “Как у Ромкиных хомяков”, – думал Борис, завороженно наблюдая жизнь бородавки. Это было более захватывающее зрелище, чем копошащиеся в обрывках газет грызуны.  

– Так вот, если бы ни тетя Ида, у которой мы жили полгода, пока не перебрались в Штаты. Ох, сколько времени и сил, сколько времени и сил, – после этой фразы мама доставала из кармана крахмальный платочек, прикладывала к глазам, а Борьке следовало ее утешать.

– Все ради тебя, сынок.  

– Мам, ну ты чего? – он неловко гладил ее по сгорбленной спине.  

– Папа чуть-чуть не дожил, – всхлипывала мать.   

На самом деле папа Бориски не дожил двенадцати лет до сего знаменательного события, но Борис о том помалкивал.   – Чего это я расклеилась, сынок? Давай обедать, что ли? Притомилась, видать.  

Бориска облегченно выдыхал. Мама направилась к холодильнику в прихожей, достала нехитрую снедь. Накрывали прямо в комнате, Борис выдвигал на середину стол, мама стелила белоснежную скатерть.   

***

С третьей попытки ему удалось сесть. Он осторожно потянул на себя штанину, дотронулся до ноги. Щиколотка опухла. Перелом? Он не знал. Самое страшное – сдохнуть здесь, долгой, мучительной смертью. Что убьет его раньше: обезвоживание, гангрена, голод, сожрут заживо крысы? Если следовать логике, то скорее всего, обезвоживание. Любому школьнику известно, что человек может прожить без воды не более трех дней. При этой мысли страшно захотелось пить. Он лег на пол, перевернулся на живот и пополз.

Яндекс картинки
Яндекс картинки

Борис забрался вместе с другими одноклассниками в автобус.  

– Эй, Шитас, ты чё приперся, придурок? – злобно спросил один из новых “друзей”.  

Борису показалось, что даже учительница смотрела удивленно. Он никогда не посещал подобные мероприятия. И не пришел бы, если бы не Джессика. Напрасно Борис высматривал ее в толпе. Королева не поедет в “лоховозке” (смешное слово, так говорили в России). Она примчится в своем кабриолете вместе с Джеком, этим “гориллоподобным идиотом с членом вместо мозгов”.

“А вдруг она не придет?” Придется весь день терпеть издевательства “одноклеточных”. Борис заерзал на кресле.  

– Эй, Шитас, у тебя чё, муравьи в штанах?  

Раздался дружный ржач. Миссис Майклз пересчитала присутствующих.  

– Тихо, дети, тихо, – произнесла она, удаляясь. Борис с грустью смотрел ей вслед.  

Наконец она взобралась на сиденье рядом с водителем, и автобус тронулся.   Борис воткнул в уши наушники, включил погромче “музон” и откинулся на спинку. То ли от мыслей о Джессике, то ли из-за “прелестей” пубертатного возраста, но Борис отчаянно потел, постоянно вытирая влажные ладони о майку. Он склонялся к последней версии. С трудом сдерживал себя, чтобы не открыть глаза и не взглянуть на это “стадо баранов”. Слава богу, они его не трогали.

“Брезговали, – Борис усмехнулся, – будто я паук или червяк”. Впрочем, его это устраивало. Где бы он не появлялся, вокруг него образовывался вакуум. Вот и сейчас сидения впереди и позади него оставались пустыми. “Ничего, когда-нибудь они обо мне узнают. В моем мизинце больше мозгов, чем в черепных коробках всех этих дебилов вместе взятых”.  

Автобус дернулся, Борис открыл глаза. Они остановились на живописной полянке. Солнце подсвечивало лес позади, отбрасывая на траву пятна света. Автомобиль Джессики был припаркован неподалеку. Борис вытянул шею, но хозяйки в салоне не было.

Он подождал, пока “стадо парнокопытных” высыплет из автобуса, взял потрепанный рюкзачок и отправился следом. Ноги были как ватные, сердце колотилось в горле. Как отреагирует Джессика, увидев его? А вдруг при всех поздоровается? Борис зажмурил глаза, чтобы прогнать наваждение и чуть не налетел на миссис Майклз, которая поднялась в салон убедиться, что все вышли.  

Джессика стояла под деревом в обнимку с Джеком. Борис замедлил шаг, пытаясь поймать ее взгляд. Джессика равнодушно мазнула по нему глазами и повисла на Джеке. “Сладкая парочка, блин”. Разочарование было горьким на вкус. Непослушными руками Борис достал из рюкзака бутылку с водой.   

Одноклассники рассредоточились по полянке, тут же отравив очарование природы. Кто-то лежал на траве, другие гоняли поодаль мяч. Борис вошел в лес, снял тяжелый рюкзак и сел на траву, облокотившись спиной на ствол дерева. Рюкзак был забит под завязку. Мама постаралась. Обрадовалась, когда Борис сообщил, что едет с одноклассниками на пикник по случаю окончания года:  

– Правильно, сынок, давно пора. Тебе еще здесь жить и жить.  

Эта перспектива пугала больше всего. И чем им не жилось в Москве? Пусть однокомнатная хрущевка, пусть на окраине, зато своя. Пусть у мамы была невысокая зарплата, пусть не самая престижная работа, но все же библиотекарь – это не полы у буржуев мыть.

Но материна логика была непробиваема. Борис занял первое место на олимпиаде по математике, был лучшим в классе по физике, блистал на уроках английского. Тогда мать решила продать квартиру и ехать в США. Для ее ненаглядного мальчика все только самое лучшее. Но Америка казалась раем и выглядела окей только с другого берега.   

***

Кадр из фильма "Яма"
Кадр из фильма “Яма”

Он полз на животе, подтягивая больную ногу, но щиколотка все равно нестерпимо ныла. Стиснуть зубы и продолжать ползти, превозмогая боль. Рука наткнулась на что-то мягкое. Он попытался на ощупь понять, что это. Какие-то полуистлевшие тряпки, вонявшие сыростью. Он поспешно одернул руку, перевернулся на спину, чтобы отдышаться. Мышцы дрожали, он тяжело дышал, как будто пробежал марафон. Закрыл глаза, подождал, пока восстановится дыхание. Снова перевернулся на живот. Почувствовав влажную стену, поднялся на колени и начал жадно слизывать конденсат.

Затекла спина, Борис встал, ругая себя последними словами за то, что приперся. Солнце стояло в зените, жара ощущалась даже под деревьями, полянка давно опустела. Одноклассники перекочевали в тень и судя по доносившимся обрывкам разговора и взрывам хохота, весело проводили время. Борис подошел к бежавшему неподалеку ручью, снял очки, опустил в прохладную воду ладони, поднес к лицу. Стало немного лучше.  

– БОрис, ты здесь? А я ищу тебя повсюду.  

От неожиданности он чуть не свалился в ручей. Джессика? Ищет его? Он поспешно надел на нос очки, нацепил американскую улыбку в тридцать два зуба и обернулся.   От ее сногсшибательного вида кружилась голова и подгибались коленки.

Девчонки в школе сплетничали, что папаше Джессики дорого обошлась прокачка, де грудь сделана, губы накачаны, даже ребра удалены, чтобы сделать талию еще тоньше. Да пофиг! Какая разница, если внешность Джесс обеспечивала стойкую эрекцию любому представителю мужского пола, начиная с шестнадцати и заканчивая семьюдесятью. По крайней мере, Борис знал это наверняка.  

– Хай, Джесс. Решил немного освежиться, – он старался казаться как можно более небрежным, но покраснел до кончиков торчащих ушей.  

– Пойдем, – она взяла его за руку и потянула за собой.  

– Подожди, – Борис схватил рюкзак.

Джессика засмеялась.  

– Оставь его здесь, кому он нужен?  

Красть у него нечего. А вот в реку могут столкнуть, просто чтобы досадить придурку Шитасу. Бережливость была у Бориса в крови. На зарплату библиотекаря не сильно-то разгуляешься, а уборка и вовсе приносила сущие гроши.

Старенький плеер и древний телефон, доставшиеся Борису по наследству от кого-то из материных клиентов, было жаль. Так же, как и запасов съестного. Им с мамой этого дня на три хватит. Когда Джессика отвернулась, Борис быстро спрятал рюкзак за большой камень.  

– Что ты там копаешься? – недовольно спросила Джессика.  

Борис неловко улыбнулся.  

– Куда мы идем? – спросил он, чтобы сменить тему разговора. Ему было плевать. “Идти бы так вечно, рука в руке”.  

– Скоро увидишь, – она загадочно улыбнулась.  

– А где Джек?  

– Этот придурок? Без понятия.  

“Они поругались, – ликовал Борис, – наконец-то она оценила меня по достоинству”. Из-за близости Джессики он совсем ничего не соображал, плелся следом, млея от навалившегося на него счастья.  

– Пришли, – Джессика ослепительно улыбнулась, отпустила руку.  

Борис не сразу понял, что она говорит. Несколько раз растерянно моргнул, вгляделся.  

– Что это? – он непонимающе уставился на люк в земле.  

– Вот и мы задавались этим вопросом, – со смешком произнес Джек. Борис ошарашенно уставился на возникшего из ниоткуда Джека.  

– Что… что все это значит? – выдавил Борис.  

– Нам нужен доброволец, – Джессика продолжала мило улыбаться.  

– Ты поверил, что Джесс от тебя без ума? – заржал Джек, – я тебя не виню, эта крошка любому вскружит голову.  

– Хватит болтать, – зло произнесла Джессика, приближаясь к Борису, – Шитас, полезай в яму.  

– Я… я, – Борис попятился, как рыба, хватая ртом воздух.  

– Сам полезешь или тебе помочь? – осведомился Джек.  

– Сам, – Борис попытался сохранить остатки достоинства.  

Джек гостеприимно откинул железный люк. Борис заглянул внутрь.  

– Там же темно, как… как… – он не мог подобрать нужное слово.  

– Как в преисподней, – учтиво подсказала Джессика.  

– Мне бы фонарь, – попросил Борис.  

– Может, тебе еще минет сделать? – рявкнула Джессика. Она уперла руки в боки и выглядела решительно.  

– Нам не терпится узнать, что там внутри, – пояснил Джек.  

Борис нащупал ногой первую ступеньку, вторую…   

Кадр из фильма "Яма"
Кадр из фильма “Яма”

***

Страшно хотелось жрать. В животе образовалась сосущая пустота. От слабости он едва мог шевелиться. Лежал без движения, только едва слышное дыхание и вздымающаяся грудь выдавали признаки жизни. Лежать пришлось долго. Впрочем, никаких других занятий у него не было. Наконец, он почувствовал движение, затаил дыхание. Зверек взобрался на штанину. Когда дополз до груди, он резко вскочил и схватил его в руку.

“Получилось”, – он ликовал. Превозмогая отвращение, вонзил зубы в бьющуюся в руке крысу. Когда животное затихло, откусил и выплюнул голову, и стал жадно отрывать куски плоти вместе с шерстью. Спустя несколько минут начало тошнить. Он вырвал, но спазмы продолжали сотрясать тело, выворачивая наизнанку пустой желудок. Обессиленный, он упал на пол и потерял сознание.

– Шитас? Ты здесь, придурок?  

Он узнал голос Джессики, приподнялся на локте. Это правда или он сходит с ума? Борис хотел крикнуть в ответ, но сил хватило только промычать что-то невразумительное.

Он отчаянно старался подняться, с ужасом думая, что сейчас люк закроется и она уйдет, оставив его здесь умирать. Из последних сил Борис перевернулся на живот и пополз к свету, падавшему из раскрытого люка.  

– Я здесь, – шептал он.  

– Говорю тебе, он давно сдох, – раздался голос Джека.   Борис остановился.  

– Полезай и проверь, – вдруг заорала Джессика. – Идиот, стоит ему сказать хоть слово и моему папе крышка.  

Все знали, что папаша Джессики баллотируется на должность сенатора.  

– Да как он оттуда вылезет? – возразил Джек.  

– Полезай и прикончи его, – орала Джессика, у нее явно началась истерика.  

Борис похолодел. Неужели он провел здесь столько времени, чтобы теперь его прикончил Джек? Сил сопротивляться у него не было, Джек, который гораздо более силен физически, просто задушит его, как куренка. Раздался глухой удар, люк захлопнулся. Борис не шевелился, но ничего не происходило. Он подполз к лежащему на полу телу.

Джек был явно без сознания. Борис ощупал лежащего на спине Джека, попытался перевернуть его на бок, но это оказалось непосильной задачей. После нескольких тщетных попыток он вынужден был сдаться. Тогда он подполз к стене, смочил ладонь и пополз обратно к Джеку, брызнул ему на лицо водой. Джек глухо застонал.  

– Эй, ты, просыпайся, – заорал Борис ему прямо в ухо.  

– А вы, евреи, живучие, – прохрипел Джек. – Сука, как же больно, – он приподнялся, но упал обратно на спину. – Эта гадина толкнула меня?  

– Наверное, – отозвался лежавший рядом Борис.  

– Как же хочется пить, у тебя случайно нету? А, ну, да, откуда? Слушай, у меня в заднем кармане был телефон, сможешь достать?  

– Попробую, повернись на бок.  

– Не могу, кажется, я сломал ногу, – стенал Джек.  

– Кажется, я тоже. Повернись.  

Спустя целую вечность Джеку удалось лечь на бок.  

– Ну? – подгонял он Бориса. – Что ты там копаешься?  

– Сейчас, подожди, – он вытянул телефон.

От усилия закружилась голова. Тяжело дыша, Борис сел, привалившись к влажной стене.  

– Работает? – с надеждой спросил Джек.  

Через экран шла глубокая трещина.  

– Вряд ли. Но, даже если бы работал, то сигнала здесь все равно нет. Попробую включить фонарь. Черт, не выходит.  

– Дай мне, – Джек выхватил у Бориса телефон, матерясь, водил указательным пальцем по экрану. – Ну? Ну, давай, давай.  

– Ура! – заорали они в один голос, фонарь работал.  

Кадр из фильма "Яма"
Кадр из фильма “Яма”

Луч фонаря ослепил Бориса. Отвыкшие от света глаза слезились.  

– Я ничего не вижу, – пожаловался он.  

– Сука, где это мы? – далее следовал длинный ряд ругательств.   Борис боязливо приоткрыл один слезящийся глаз, поморгал, огляделся. Бункер поражал. Он был метра четыре длиной и столько же в высоту.  

– Надо отсюда выбираться. Может, есть другой выход?  

– Джесс за мной придет, – произнес Джек.   

Борис не поверил своим ушам. Он было подумал, что Джек шутит, но тот казался абсолютно серьезным. Видимо, Борис польстил ему с членом вместо мозгов. Разубеждать его было опрометчиво.  

– Ну, пока Джессика не пришла, давай попробуем выбраться самостоятельно, – осторожно предложил Борис.  

– Зачем мне это нужно? – подозрительно спросил Джек.  

– Ну, представь, как удивлена будет Джессика, увидев тебя целым и невредимым. В ее глазах ты будешь выглядеть героем, – нашелся Борис.  

– Особенно если убью такую живучую суку, как ты, – прошептал Джек.  

– Эй, ты полегче. Убить всегда успеешь, – Борис примирительно поднял обе руки.  

– Это точно, – Джек удовлетворенно крякнул. – Давай пока осмотрим это чертово местечко.  

“Точнее не назовешь”, – подумал Борис, нащупав треснувшие очки.   Держась друг за друга, они поднялись, привалились к стене.  

– Посвети наверх, – попросил Борис.  

В потолке круглым пятном темнел люк. К люку вела железная лестница, но она заржавела и отломалась, остались только две ступеньки. Борис прикинул высоту. Сноп света полз по стенам, освещая лишь ровные ряды кирпичей, местами зиявшие провалами. Ни одной лазейки. Они находились в одном углу, до другого угла свет фонаря не доставал.  

– Что это? – брезгливо произнес Джек, освещая кровавую кучу вперемешку с шерстью, рядом валялась крысиная голова.  

– А ты как думаешь? – Борис ощерил черный от запекшейся крови рот. Джек отшатнулся.  

– Ладно, пошли туда, здесь больше нечего смотреть.

Джек прыгал на одной ноге, держась за стену, Борис привычно полз на животе, щадя распухшую ногу. В противоположном углу что-то белело. Они подошли ближе.  

– Вот б…, – вырвалось у Джека, фонарь в его руке дрогнул.  

В свете фонаря лежал скелет. Кости ног были перебиты.  

– О, Господи, – выдохнул Борис.   Не выберись они отсюда, их ждет та же участь.  

– Подожди, – Джек подошел ближе, неловко наклонился. Вокруг скелета лежали неопрятные тряпки, по-видимому они некогда служили одеждой.  

– Кажется, кажется это Кэйтлин, – сдавленно произнес он, внимательно рассматривая одежду.   – Кто?  

– Кэйтлин пропала несколько лет назад. Она была нашей одноклассницей. Ее долго искали, фото висело на каждом шагу. На фото она была в этом платье.  

– Бедняга, – удрученно произнес Борис, – Умереть такой жуткой смертью. – Но как она сюда попала?  

Джек пожал мощными плечами:  

– Какое-то время они с Джесс дружили. Кейтлин была хороша. Не так хороша, как Джесс, конечно, – поспешно исправился он, – Но, все же, весьма недурна. До Джесс ей, конечно, было далеко. Да и семья у нее была попроще.  

– Они дружили до самого исчезновения Кэйтлин? – осторожно поинтересовался Борис, но Джек, похоже, не заподозрил подвоха.

– Поругались, какие-то бабские дела. Даже врагами стали. Кэйтлин часть девчонок подговорила, они стали Джесс гадости всякие делать, игнорить и все такое. Но куда ей до Джесс, – с гордостью произнес Джек.  

– Слушай, а кто придумал приехать на пикник именно сюда?  

– Джесс, понятное дело. Шепнула папаше и дело в шляпе, – хохотнул Джек.  

– Джек, а меня Джессика не упоминала? – каркнул Борис, язык словно онемел.  

– Ну, говорила как-то пару раз, что ты придурок и все такое.  

– А больше ничего? – настаивал Борис.  

– Обмолвилась как-то про какую-то запись, но я не придал значение. Бред какой-то, – Джек поскреб затылок.  

Борис похолодел. Как же он сразу не догадался? Плеер. У матери не было денег на его обучение, тем более в престижной школе, вот она и устроилась мыть полы, заодно и дом директора убирала. В школе не знали, что это мать Бориса. Как-то мать принесла ему плеер.

На самом видном месте выложено сердечко из розовых стразиков. Борис пытался их отколупать, но остались некрасивые следы клея. Он махнул на сердечко рукой. На плеере сохранились записи: дурацкая попса, типа Джастина Бибера, а еще какой-то странный файл, похоже чей-то дневник.

Борис прослушал где-то до середины. Девичий голос вещал свои тайны, всякую чушь о шмотках, вечеринках, друзьях. В одной из записей говорилось: “Наконец-то я избавилась от этой суки”. Борис пропустил фразу мимо ушей. Голос Джессики он не узнал. Но откуда мать взяла плеер? Вряд ли Джессика оставила бы запись. Слишком рискованно.

Скорее всего, мать спросила у папаши Джессики, он разрешил забрать. Джессика и не знала. Борис всегда прятал плеер, стеснялся стразиков. Но однажды кто-то из любимых одноклассников толкнул его в спину. Борис неудачно упал, из кармана вывалился злополучный плеер.

В свете солнечных лучей блеснуло сердечко. Борис поднял глаза, за ним пристально следила Джессика.   Надо было спешить, пока она не вернулась. Единственная надежда, что Джессика не заперла люк, а если так, то она обязательно вернется.  

– Джек, а давай ты попробуешь меня подсадить. Может, я достану до лестницы? – предложил Борис, холодея. “Господи, только бы он согласился, только бы согласился”.  

– А почему тебя? – подозрительно спросил он.  

– Как же я тебя подниму? – Борис в очередной раз поразился тупости Джека.  

– Да, точно, – “сообразил” Джек. – Но Джесс же велела тебя убить, – некстати вспомнил он.  

– Я ничего не скажу. Обещаю. Зато я найду Джессику, и мы вместе тебя отсюда вытащим, – Борис умоляюще сложил ладони.  

Джек думал слишком долго. Борис успел вспотеть, несмотря на холод. “Нельзя его торопить, нельзя”, – как молитву повторял он про себя.  

– Ну, раз обещаешь. Давай попробуем. Люк находился по центру. Джек мог стоять только на одной ноге. – Давай подтащим сломанную лестницу, чтобы ты мог опереться.  

Пыхтя и матерясь, они подтянули железный обломок лестницы, поставили его на бок. Ступени были широкие, доставали Джеку почти до пояса. Он уперся одной рукой в ступени, неловко присел, Борис вскарабкался на плечи. Свободной рукой Джек поддерживал здоровую ногу Бориса. Он потянулся, встал на цыпочки, не хватало буквально нескольких сантиметров.  

– Не достаю, – едва не рыдая произнес он.   

– Вставай мне на голову.  

Борис понимал, что у него только один шанс. Если ему не удастся ухватиться с первого раза, он рухнет на бетонный пол и на этот раз уже вряд ли встанет. Он выдохнул, сосредоточился, вытер о брюки потные ладони, встал на голову Джека и ухватился за ступеньку.

Оставалось подтянуться. Физкультуру Борис ненавидел с детства, считая, что прокачка мозгов гораздо нужнее и важнее прокачки мышц. Борис повис, чувствуя, что ладони вот-вот соскользнут, и он свалится. Джек поднял руку, уперся ладонью в подошвы Бориса и подтолкнул его.  

– Давай, парень.  

С колотящимся сердцем Борис нажал на люк. Он легко поддался. Ошарашенный Борис оказался на улице. Дневной свет резал глаза. Он выполз наружу, упал и впервые за все это время зарыдал. Так же светило солнце, ни в чем не бывало выводили трели птицы. Словно не было наводящего жуть бункера, непроглядной тьмы и скелета Кэйтлин. Если бы не резь в животе, не слезящиеся глаза и не боль в ноге, он бы подумал, что все это ему приснилось.

Борис утер сопли, нашел неподалеку палку и с трудом встал. Захлопнул люк и тяжело опираясь на импровизированный посох, похромал к ручью. Он надеялся, что его рюкзак все еще там. Дыхание сбивалось, подгибались ноги, но он стиснул зубы и продолжал ковылять. Послышался шум воды.

Борис упал на колени и пополз к берегу. Уронив голову в воду, он пил и все не мог напиться. Казалось, ничего вкуснее он в жизни не пробовал. Рюкзак по-прежнему лежал за камнем. Борис рывком его открыл, снял крышку с ланч-бокса. Как же он не хотел его брать. Мама настояла, дай бог ей здоровья.

Он впился зубами в бутерброд с ветчиной, запихивая в себя огромные куски. Затошнило. Где-то читал, что после длительного голодания нельзя много есть. Как же это было нелегко. Борис проводил тоскливым взглядом почти полный ланч бокс, расстегнул змейку на переднем кармане рюкзака.

“Только бы не разрядился, только бы не разрядился”, – молил он, дрожащими пальцами нажимая на кнопки. Экран мигнул. Оставалось еще одно деление. Борис впервые обрадовался, что у него не новомодный смартфон. Увидев дату, Борис обомлел. Почти трое суток. Трое суток он провел взаперти, в кромешной тьме, без еды и воды. Стало себя жаль до слез. “Соберись, слизняк”. Он переключился на не принятые вызовы.

Двадцать звонков от матери, несколько эсэмэсок: “Сынок, ты где?” “У тебя все нормально?” “Почему ты не отвечаешь?” “Если бы ты только знала, мама”. Борис выключил звук, положил телефон в карман брюк, поднял с земли палку. Огромных усилий стоило заставить себя подняться. Он ковылял к люку, когда услышал шум двигателя. “Джессика”. Он заковылял быстрее, припадая на одну ногу.

Начало смеркаться, солнце опускалось за верхушки деревьев, посылая прощальные лучи затихшей природе. Борис едва успел спрятаться за дерево, как показалась Джессика. Губы плотно сжаты, волосы собраны в высокий хвост. “Подготовилась”, – отметил про себя выглядывавший из укрытия Борис. Она присела на корточки, открыла люк, позвала:  

– Джек?  

В этот момент Борис выскочил и ударил ее по голове найденным камнем, затем толкнул обмякшее тело в яму.  

– Ссссссссссука, – раздался отчаянный крик из бункера. – Ты должен был сдохнуть.  

– Считай это местью покойника, – усмехнулся Борис, захлопывая люк.

Яндекс картинки
Яндекс картинки

Он с трудом задвинул тяжелый засов, забросал люк землей и листьями. Достал из кармана телефон. Написал эсэмэску маме: “Возьми машину и приезжай”. Оставалось забрать рюкзак и придумать, что сказать.

Спасибо, что вы со мной! Подписывайтесь и приходите меня почитать!

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *