Для настроения

Мои единственные сапоги отбились от рук, вернее, от ног. Случилось невероятное, непостижимое, невообразимое. В общем, сапоги просили есть.

– И не стыдно? – воззвал я к их совести, – у меня самого сутки маковой росинки во рту не было.

Сапоги, понятное дело, молчали. Виновато взирали на меня из угла, скалились ощерившимися пастями. Услышав о пище, пустой желудок напомнил о себе недовольным ворчанием. Хотя бы чайку попить… но для этого надо спуститься на кухню. А это никак нельзя. Там может быть хозяйка – я задолжал ей квартплату.

– Ну, ничего, сам чаю не попью, зато вас вдоволь напою, – мстительно сказал я, обращаясь к притаившимся сапогам.

Шел дождь. Чтобы это понять, даже в окно не нужно смотреть. Да и нет у меня окна – я снимаю чердак. Хозяйка его, правда, зовет на аглицкий манер – мансардным помещением. И потому, видать, дерет с меня втридорога…

Окна у меня нет, зато есть жестяной таз. Во время дождя в него падают капли из прохудившейся крыши. Очень удобно: по звуку я наловчился определять, сильный ли идет дождь. Сейчас капли стучали медленно, но регулярно, и значит на улице – противная морось.

Ежась от холода, я поднялся с кровати, натянул висевшие мешком брюки. Застегнул ремень. “Если так пойдет и дальше, придется колоть еще одну дырочку”. До начала занятий оставался час. Профессор не любил, когда студенты опаздывают, а потому нужно было спешить. Я побрызгал в лицо воды из рукомойника, со вздохом обул сапоги.

Ильин В.И. Бедный художник
Ильин В.И. Бедный художник

Так и есть. Над городом повисла серая хмарь. Тучи рвались об острые края крыш. Я втянул голову в плечи, поглубже засунул руки в карманы и пошаркал по мокрой улице. Именно пошаркал, потому что сапоги не давали высоко поднимать ноги – подмётки норовили остаться на мостовой. С тоской я посмотрел на счастливцев, проехавших мимо в омнибусе, и быстрее зашаркал к институту.

Первым занятием значилась анатомия у профессора Тишенского. Я подоспел вовремя. Профессор закрыл за собой дверь аудитории, оглядел присутствующих поверх пенсне. Откашлялся и торжественным голосом произнес:  

– Сегодня мы будем препарировать лягушку! – профессор любил громкие фразы.  

Студенты сгрудились вокруг стола, отличники вытянули шеи. Я с вожделением рассматривал новенькие калоши Румянцева: “Мне бы такие!”  

Говорят, сытое брюхо к ученью глухо, так вот, голодное – не менее глухо, а, может, даже и глуше. Я это знаю по опыту: когда желудок прилипает к ребрам, а ноги стынут от сырости – тут уж не до учения. Созерцая румянцевские калоши, под раскаты грома желудка, я благополучно прослушал все, что говорил профессор, всю вводную часть.  

В воздухе блеснул скальпель… Я невольно перевел взгляд на бедное создание, жить которому оставалось считанные мгновенья. Лягушка квакнула и посмотрела мне прямо в глаза. Взгляд поражал осмысленностью. В порыве лягушколюбия я сгреб жабу со стола и выбежал из обалдевшей аудитории.  

Я не столько бежал, сколько скользил по лабиринтам коридоров, отталкиваясь от паркета алчущими сапогами и прижимая к себе спасенное земноводное. “Зачем я это сделал? – вопрошал я. – Наказание – неминуемо!”

От страха я даже зажмурился, чуть не миновав нужный поворот. Но возвращаться было поздно. Что сделано – то сделано. Я не сомневался, что профессор меня накажет по всей строгости.

Лишит стипендии или ещё чего-нибудь. Когда у тебя в руках скальпель и власть, лишить бесправного студента чего-нибудь проще простого. От этой мысли меня бросило в жар, несмотря на собачий холод.  

– Ну, и что мне с тобой делать? – спросил я, убедившись, что преследователи (если они были) остались позади.  

– Отнеси меня домой, – попросила лягушка.  

Я тряхнул головой. “Чего только не померещится от голода”. Однако я послушно понес лягушку, куда она просила. На пруд. За тридевять земель. Практически в тридесятое царство. Ног от холода я уже не чувствовал, как, впрочем, и рук.

Одежда намокла, тянула вниз, перед глазами мелькали сдобные булочки. Но я шел. Когда показался пруд, я обессилено упал на ближайшую лавку. Сердце отбивало барабанную дробь, ноги тряслись.  

– Чего ты хочешь? – спросила лягушка. – Я исполню любое твое желание, спаситель.

“Спаситель!” Я так устал, вымотался, был так расстроен, выбит из колеи, что мне не пришло ничего лучшего в голову, как ляпнуть: “Десять рублей!”  

– Хорошо, – лягушка спрыгнула с ладони и поскакала к пруду. – Твоя воля будет исполнена!  

Я все еще не мог восстановить дыхание. В десять рублей я, конечно, не верил. Это был домысел воспаленного мозга или пустого желудка. Или того и другого.

Окончательно озябнув, я поплелся в сторону дома. Дом, милый дом. Пусть выстуженный, убогий. Завалиться в постель и забыться сном. При мысли, что до дома еще полтора часа пути, подкашивались ноги.  

И вдруг! О, чудо! Я сплю? Я потер глаза, воровато огляделся вокруг. На земле лежала купюра в десять рублей. Не может быть. Осмотревшись, я убедился, что никто за мной не наблюдает, цапнул банкноту и поспешил уйти прочь: “Вдруг хозяин хватится?”

Душа воспарила, ноги несли вперед, как паруса корабль. Откуда только силы взялись? Я заскочил в омнибус, доехал до своей остановки. По дороге зашел в трактир.

Отобедал борщом с пампушками, запил настоящим чаем из самовара. Сунул за щёку кусочек сахара и долго перекатывал во рту. От запахов и тепла я разомлел – сытая дрёма навалилась на плечи. Невзгоды отошли прочь.  

Из трактира пошел к сапожнику, отдал сапоги в починку. Покуда ждал, задремал, а затем и вовсе уснул. Мне снился яблоневый сад в белой пене цветов. Я сам – на веранде, попыхивающий пенковой трубкой, одетый в бархатный пиджак кофейного цвета и высокие сапоги.

Жизнь устоялась: лениво текли дни, имение приносило доход, наезжали с визитами соседи, я потчевал их чаем и философскими беседами. Подспудно рассматривал молоденьких девиц. Те, что на выданье – очаровательно краснели и смущались.  

– Готово, барин-с, – гаркнул сапожник, протягивая мои латаные-перелатаные обутки.  

– Спасибо, – буркнул я в ответ, и расплатился.  

Сон испарился. Исчез, как утренний туман под солнечными лучами.   “Почему? Ну, почему я так продешевил? – Оставшуюся дорогу корил я себя. -Болван. Идиот. Простофиля. Десять рублей! Нет, десять рублей! Разве это деньги? Ну, скажи тысячу, две, десять”.

Можно было оставить медицину, купить небольшое поместье. Я блаженно зажмурился. Приволье, сытость, безделье. Ах, что еще надо?  

Дома я, не раздеваясь, завалился на кровать, уставился в угол. Все опостылело. Не радовали даже новенькие калоши на “сытых” сапогах. “Зачем я только спас эту лягушку? – со злостью думал я. – Только жизнь людям портить. Вот и делай после этого добро”. Завтра упаду профессору в ноги, буду молить о прощении.

Я зевнул, глаза закрывались. Мне снился яблоневый сад в белой пене цветов. Я сам – на веранде, попыхивающий пенковой трубкой, одетый в бархатный пиджак кофейного цвета и высокие сапоги. Жизнь устоялась: лениво текли дни, имение приносило доход, наезжали с визитами соседи, я потчевал их чаем и философскими беседами. Подспудно рассматривал молоденьких девиц. Те, что на выданье – очаровательно краснели и смущались.  

В жестяной таз падали капли. На улице шел дождь.

Спасибо, что вы со мной. Подписывайтесь и приходите меня почитать!

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *