Сделай себя сама

Я работаю кассиром в супермаркете. Да, работа не самая престижная, но какая есть. Мама меня одна растила, без мужа, и денег у нее на мое образование не было. Жаль, конечно, но что поделаешь? Только Сердючка может выйти замуж за принца, а нам, обычным женщинам, что остается? Только лямку тянуть.

На следующей неделе мне тридцатник стукнет. «Переспелка», – сказала бы мама, будь она жива. Настроение ниже плинтуса. Позову на юбилей Наташку, посидим в моей ободранной однушке, забывшей что такое ремонт. Наташка, как обычно нажрется и начнет на Толика своего жаловаться: «До чертиков надоел, выгнала бы, да кому он, окромя меня, нужен». Надоело все до чертиков.

Вон очередной идет, симпатичный, одет стильненько, с бородкой козликом. А рядом с ним лахудра, взгляду остановиться не на чем. И как они их только привлекают? Ни кожи же, ни рожи. Я чем хуже? Да меня накрась, подмажь, я ничем не хуже буду.

Ой, какой мужчина импозантный. Не молод, но ум в глазах так и светится. Я робко улыбнулась, предложила пакет. Он улыбнулся в ответ, не отказался. Купил булку хлеба, бутылку молока, корм для кошки, килограмм огурцов и пачку пельменей. Одинокий, точняк. Пельмени – это для одинокой женщины как тряпка для быка. Семейники пельмени не покупают, да и полные тележки везут.

Вон следующий, набрал-то, набрал. Я, конечно, понимаю, что кризис в стране, живем как на пороховой бочке, но и другим что-нибудь бы оставил. Завтра я, как назло, выходная. Первый раз пожалела о работе, вернее, об ее отсутствии. Вдруг «профессор» мой придет, а меня нет. Того импозантного с пельменями я «профессором» обозвала, очень уж похож.

Утром первым делом рванула к Наташке.

– Наташ, ты ж краситься умеешь?

– Ну…, – Наташка терла глаза и зевала.

– Бери косметичку и бегом ко мне, – с нетерпением выкрикнула я.

– Зачем? – Наташка запахнула стиранный-перестиранный халат.

– Красить меня будем, – выпалила я, горя от возбуждения.

– А… ладно, – согласилась Наташка и захлопнула дверь.

Пожаловала только спустя полчаса, я аж извелась вся. На следующий день сидела я в кассе, как картинка. Сама себя не узнавала. Даже грузчик Колька расплылся в щербатой улыбке.

– Ну, ты Олька даешь.

– Не Олька, а Ольга, – высокомерно поправила я. Нужно себе цену знать. Это я вчера в книжке по психологии прочла: «Полюби себя» называется. Да я ж люблю, всем сердцем. Осталось только, чтобы кто-то другой полюбил.

Профессор, например, вон он идет. Сердечко забилось. В соседнюю кассу очередь меньше, а он ко мне встал.

– Милая девушка, можно вас завтра куда-нибудь пригласить?

Я милостиво кивнула, чуть не выплюнув сердце, вовремя сглотнула. Роман наш развивался стремительно. Профессор и правда оказался профессором. А главное, вдовцом. Квартира у него такая не хилая, детей нет. Мечта, а не мужик.

Ну, свидетельство о заключении брака, считай, у меня в кармане. Но рано я радовалась. Петр (звучит-то как солидно) в ЗАГС не спешил. Так кафе, ресторанами, да ночевками все и ограничивалось.

«Да ему же со мной скучно! Поговорить не о чем», – осенило меня и пошла я учиться. К Петру в университет на заочное. Книжки стала у Петра из библиотеки брать, новостями интересоваться. Встречи стали чаще, но оформлять наши отношения Петр не спешил. А часики-то тикают. Наверное, профессор сделает мне предложение на тридцатипятилетие. Не наверное, а наверняка.

Не сделал. Всю ночь прорыдала, пошла на работу с опухшими глазами. Я теперь в кассе не сижу, стала администратором зала. Сделала в своей однушке ремонт – закачаешься. Начальство намекнуло, что у меня все шансы стать директором филиала. И стану! Обязательно стану!

Ну вот, оказывается, стать директором филиала проще, чем замуж выйти. Мне деток хочется, а не получается. Видать, стар Петя для меня. И с женой у них детей не было. Совпадение? Не думаю. В общем, посмотрела я на Петю другими глазами. Сгорбленный, в очочках, пропах библиотечной пылью, того и гляди песок посыплется.

А я? Молодая, красивая, свободная (пока), со своим жильем, с машиной, с высшим образованием и должностью.

Анжелика Джерих
Анжелика Джерих

Стала я от наших с Петром встреч, как говорит, молодежь, отмазываться. Он, видимо, почувствовал. Примчался на работу.

– Петя, до конца моего рабочего дня еще час, – я посмотрела на свои изящные часики. – Подожди меня, пожалуйста.

Только я с работы вышла, Петр тут как тут.

– Выходи за меня замуж, – коробочку бархатную протягивает.

– Я подумаю, – смилостивилась я.

Коробочку забрала, теперь думаю: «Выйти за Петра или моложе кого найти? Все в моих руках. И Петя тоже. Я больше пяти лет ждала, пусть теперь он ждет».

Спасибо, что вы со мной!

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *