Для настроения

Уходя, ты сказала:

– Свободен.

Но я не чувствовал себя свободным сейчас, не ощущал себя свободным тогда. Или ощущал? Я был озадачен, сконфужен, сбит с толку. Может ли вообще человек быть свободным?

Человек, который по своей природе несвободен, погребен под тяжестью долга, обременен обещаниями, связан необходимостью жить. В общем, опутан по рукам и ногам с самого рождения и до гробовой доски.

Я прислушивался к новым ощущениям, размышлял. Теперь у меня появилось на это время. В квартире стало просторнее, на полке в ванной сиротливо стоит флакон с моим бальзамом после бритья.

Я предоставлен сам себе. Могу делать все, что захочу. Например, завалиться в обуви на диван. Спустя минуту я устыдился своего глупого порыва. Что за ребячество?

Питаюсь чипсами, пиццей и бутербродами. Спустя неделю я бы маму продал за тарелку твоего борща. Вечерами тупо таращусь в «ящик», но обсудить просмотренное не с кем.

Друзья не оставляют попыток вытащить меня из «берлоги», я отбиваюсь. Не хочу видеть сочувствующие взгляды, натянутые улыбки. Спустя пару дней я перестал включать по утрам «мобильник».

Дочка дозвонилась на «домашний»:

– Папа, как ты? У тебя все в порядке.

– Нормально, – солгал я. Не скажешь же человеку за океаном, что у тебя все хреново. Смысл?

– Папа, я записала тебя к психологу, завтра первый сеанс.

Вот это новость. Пришлось скрепя сердце согласиться, не расстраивать же дочь. «Психологиня» убеждала, что у меня глубокая депрессия, сыпала терминами, убеждала «вылезти из кокона».

– С сегодняшнего дня начинайте вести дневник. Записывайте все события. Встретимся через неделю.

– Это что? – «психологиня» изумленно смотрела на мои записи:

Понедельник

Проснулся. Умылся. Побрился. Позавтракал. Ушел на работу. Вернулся. Принял душ. Лег спать.

Вторник

Проснулся. Умылся. Побрился. Позавтракал. Ушел на работу. Вернулся. Принял душ. Лег спать.

– И так до пятницы? Вы издеваетесь? – она покраснела.

«Неужели мне удалось вывести ее из себя? Это оказалось не так сложно, хотя и не намеренно». Я пожал плечами.

– Так дело не пойдет. Записывайте все подробно.

Возникла первая проблема – закончились чистые рубашки. Последнюю я берегу, аккуратно вешаю на плечики, но вскоре и с ней придется расстаться. Увы.

Михалыч странно на меня поглядывает.

– Мне кажется, или ты третий день в этой рубашке? – спросил он в перерыве.

– Увы, не кажется, – вздохнул я. – А что, попахивает?

– Пока нет, но скоро – будет, – пробормотал Михалыч, приканчивая вторую котлету.

Я же вяло ковыряюсь в тарелке, жуя «резиновый» плов. После работы Михалыч вызвался научить меня гладить рубашки. У него, закоренелого холостяка, выходит играючи.

– Дерзай, – он оставил меня в спальне наедине с моими мучениями.

Ничего не получалось, я матерился себе под нос и в тысячный раз водил утюгом по рукаву. Из гостиной раздался голос Адамо “Tombe la neige”. Твоя любимая песня, я вздрогнул. Поднял глаза от доски.

Ты стоишь напротив и улыбаешься. От неожиданности я сильно обжегся, от боли уронил утюг. Адамо умолк, в проеме замаячила нескладная фигура Михалыча.

– У тебя все в порядке?

Голос куда-то пропал, я смог только кивнуть. Михалыч усадил меня на кровать, поднял с пола утюг и перегладил оставшиеся рубашки. Золотой человек.

– Понимаете, – «втирала» «психологиня», – вы склонны идеализировать жену.

Я? Идеализировать? Да никто не знает твоих недостатков лучше, чем я. Например, ты не любишь Михалыча, называя его пьянью. Да разве он пьянь? Ну, любит пропустить рюмочку-другую за праздничным столом. Ну, просто тогда так случайно вышло, перебрал. А ты сразу – пьянь.

Еще ты не любила мою маму, царство ей небесное. Добрейшей души был человек. Не позволяешь мне завести собаку. Да перечислять можно бесконечно. Завтра у Михалыча день рождения.

– Что приготовить? – шепнул он мне на работе.

– Борщ.

Я доедал третью тарелку. Неплохо, но у тебя – вкуснее. Из кухни перекочевали в гостиную, включили телевизор, открыли по банке пива. День рождения удался.

– Останешься у меня? – спросил Михалыч.

– Не, домой поеду.

Света нет во всем доме, подсвечивая себе «мобильником», добрался до своего этажа.

– Черт, – споткнулся о последнюю ступеньку и растянулся во весь рост на площадке.

Дверь напротив боязливо приоткрылась, замелькал сноп света от фонарика:

– Ой, это вы? Не ушиблись? Я сейчас, только халатик наброшу. Вы уж простите, я гостей не ждала, – сердобольная соседка обрабатывала перекисью ссадину на лбу. «Еще подуй», – язвительно подумал я.

– Больно? Щас подую.

Хотелось ее прибить, воспитание не позволило. Все-таки человек стремится помочь. К радости «психологини», я был взят под плотную опеку. В холодильнике ждут борщ и котлеты, в шкафу штабелями висят выглаженные рубашки, из мойки исчезли грязные тарелки.

Вы – вдова, не обременены семьей и мозгами. Зато у вас своя жилплощадь и длинный язык. Но за борщ и рубашки я готов простить многое, почти все.

Пятница.

Расслабляющая атмосфера, вкусная еда, крепкая выпивка для меня, шампанское – для дамы. Вы расстарались – новое платье, свежий маникюр, если бы еще можно было выключить звук.

Морозный вечер распахивает объятия, ветер наполняет паруса легких, я беру вас на абордаж, и мы дрейфуем по заснеженным улицам, обходя островки света. Кажется, я перебрал. Ну и что? Плевать. Мне еще ни разу не было так хорошо после твоего ухода.

Нас приютил гостеприимный дуб, припорошенный снегом. Мне хочется вас поцеловать. Сейчас, не медля. Склоняюсь к призывно приоткрытым губам, вдыхаю запах кофе и шоколада. Краем глаза замечаю тебя.

Стоишь чуть поодаль, поднимаешь большой палец. Я украдкой показываю «средний». Момент упущен, волшебство испарилось, как пары выпитого мной алкоголя. Все равно вас целую, назло тебе.

Все-таки я перебрал. Волнами накатывает тошнота. Мы поднимаемся к вам, ложимся на накрахмаленные простыни, но у меня ничего не выходит. «Психологиня», конечно, об этом не узнает.

Я вас избегаю, стараюсь не шуметь, ненароком не звякнуть ключами, юркнуть как можно быстрее «к себе». Не хочется объяснений, банальных фраз:

– Это моя вина.

Не нужно глаженых рубашек, в холодильнике киснет нетронутый борщ, в раковине томится грязная посуда, в углах комнаты копится пыль. Вы меня настигли, караулили у двери. Влетаете следом за мной в квартиру, вид – боевой, стоите, подбоченившись, в проеме. Хочется уменьшиться в размерах, спрятаться, слиться со стеной.

– В чем дело? Ты меня избегаешь?

Глаза сверкают, волосы развеваются. Валькирия, фурия. Вы ждете объяснений. Их нет у меня. На меня открыта охота, я взят в осаду. Вы ждете моего прихода, устраиваете истерики, закармливаете борщом.Мой бальзам после бритья оттеснен в самый угол вашими баночками и флакончиками.

Два дня подряд ночую у Михалыча. На третий вы заявляетесь на работу. Требуете объяснений, кричите, плачете. Я сдался на милость победителя, водворен на место под вашим каблуком, взят в плен, обложен чистыми рубашками, окружен заботой, окутан любовью.

Скучаю по чипсам, пицце и бутербродам. По футболу и пиву. По Михалычу. По тебе.

– Папа, что за женщина берет трубку?

Молчу.

– Папа? Ты слышишь?

– Алло? Алло? Дочка, тебя не слышно, – с облегчением кладу трубку.

– Кто это звонил? – валькирия в фартуке и с поварешкой.

– Ошиблись номером.

– Завтра мы едем к моей маме. У нее совсем крыша прохудилась. – Вы зеваете, укладываете на подушку голову в бигудях.

Украдкой ставлю будильник на шесть утра. Вы не любите рано вставать. Аккуратно снимаю с себя вашу руку.Надеваю в ванной заготовленный с вечера свадебный костюм. Впору. Помнишь, он на мне не сходился? Я постройнел. От переживаний. «Психологичка» будет… Плевать.

Утро встречает свежевыпавшим снегом, щебетом птиц, робкими лучами солнца. Вдыхаю полной грудью. Покупаю у заспанной продавщицы лучший букет. Улыбаюсь. Спешу. Почти бегу.

Показалась выкрашенная в черный ограда, поникшие ветви голых деревьев, усиженные вороньем. Знаю, ты будешь меня ждать, нетерпеливо помахивая носком остроносой туфли. Я опущусь на скамейку, положу к твоим ногам цветы.

Ты подойдешь, уютно устроишься на моих коленях, обовьешь руками шею, наши губы встретятся. Дыхание прервется, мир качнется, закружится, померкнет.

Свободен…

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *