Почему репетиторство – это тяжкий труд

Андрюшеньке двенадцать. Несмотря на столь нежный возраст, полгода он живет на Рублевском шоссе, а полгода в Сочи, в пятикомнатной квартире, с мамой и домработницей.

Андрюша ходит в онлайн школу, потому что мальчику тяжело рано вставать, да и в Сочи тогда на полгода не уедешь. Помимо онлайн школы, Андрюша занимается шахматами, английским и каратэ, преподаватели приходят к Андрюше на дом.

Ирине Владимировне сорок три, несмотря на не столь нежный возраст, она живет в двухкомнатной квартире с мужем, двумя детьми и собакой. Выплачивать ипотеку за квартиру еще пятнадцать лет.

Ирина Владимировна – англичанка, она учит Андрюшу английскому. Вернее, пытается. Андрюша не желает учить английский. Так прямо и говорит:

– Не хочу это учить, – подпуская в голос слезу.

Яндекс картинки
Яндекс картинки

Ирине Владимировне отчаянно хочется треснуть Андрюшу по голове, но у нее неработающий муж (временно), двое детей, собака (не временно) и ипотека (15 лет) , поэтому Андрюшина голова не пострадает, только самолюбие Ирины Владимировны. Но это такие мелочи. Переступая порог Андрюшиной квартиры, Ирина Владимировна снимает самолюбие вместе с обувью.

– Катя, свари мне кофе, – орет Андрюша через всю квартиру. Ирине Владимировне кофе не предлагают, да она бы все равно отказалась. Пить кофе при ученике непедагогично.

У Андрюши одна страсть – компьютерные игры. Он часами готов рассказывать, как стрелял по монстрам, убегал от маньяка или строил город. Помимо городов Андрюша строит маму, домработницу и остальных педагогов, включая Ирину Владимировну.

– Андрюша, а что вы проходили по английскому в школе? – ласково спрашивает Ирина Владимировна.

Андрюша широко зевает:

– Не знаю.

Ирина Владимировна закрывает глаза, делает глубокий вдох и считает до десяти. Она подозревает, что Андрюша вообще не был на занятиях. Обучение в онлайн школе – это профанация, по мнению Ирины Владимировны. Но ее мнения никто не спрашивал, поэтому она вкрадчиво спрашивает:

– What did you do yesterday? (Чем ты занимался вчера?)

Андрюшины глаза загораются:

– I played. (Я играл).

Пока Андрюша во всех красках, на которые способен его английский живописует все уровни игры, Ирина Владимировна думает о том, когда ее матрица дала сбой.

– Как будет ружье? – спрашивает Андрюша.

– Rifle, – автоматически отвечает Ирина Владимировна.

Она украдкой смотрит на часы. Навязчиво пахнет кофе, Ирина Владимировна сглатывает: она не успела пообедать, директор вздумала провести совещание, поэтому сразу после школы Ирина Владимировна прибежала на занятие к Андрюше. Несмотря на свой профессионализм и всю педагогику, вместе взятые, она бы отдала тысячу, заработанную за занятие с Андрюшей, за глоток кофе. Но это никак нельзя: у нее неработающий муж, двое детей, собака и ипотека. Каждая копейка на счету.

Наконец урок окончен. Неизвестно, кто радуется больше: Андрюша или Ирина Владимировна.

Мама выпархивает из комнаты, чтобы проводить педагога.

– Ирина Владимировна, мы вам так благодарны, – закатывает подведенные глаза Андрюшина мама, – до вас мы сменили трех педагогов.

«Наверное у предыдущих трех педагогов не было неработающего мужа, двоих детей, собаки и ипотеки», – думает Ирина Владимировна, широко улыбаясь.

– Не может быть, Андрюша такой послушный мальчик, – льстит Ирина Владимировна.

– Правда? – Андрюшина мама доверительно кладет ухоженную руку с безупречным маникюром на локоть Ирины Владимировны: – Вы знаете, мы хотели отвести Андрея к психологу, он так быстро теряет ко всему интерес, – женщина понижает голос до шепота.

«Витамина Р ему не хватает», – думает Ирина Владимировна, переминаясь с ноги на ногу, она хочет есть, а по дороге еще надо заскочить в магазин, купить еды на вечер и корм для собаки.

– Да что вы, какой психолог? – она заливисто смеется.

– Вы знаете, Андрюша не может сосредоточиться, быстро утомляется, – продолжает мама Андрюши, испытывая терпение Ирины Владимировны.

«Сон разума рождает чудовищ», – вспоминает Ирина Владимировна высказывание Ницше, которое украшало фойе ее престижного московского вуза.

– У него просто такой возраст, – примирительно говорит Ирина Владимировна, мечтая поскорее уйти.

– Да, муж то же самое говорит, а я постоянно переживаю, – сообщает мама Андрюши.

– Всего доброго, – произносит Ирина Владимировна, но не уходит. Брови Андрюшиной мамы вопросительно взлетают. – Простите, оплата за занятие, – униженно бормочет Ирина Владимировна. Она бы не напоминала, но надо заскочить в магазин, купить еду на вечер и корм для собаки.

– Ах, да, конечно, – Андрюшина мама извлекает наманикюренными пальчиками тысячу из кошелька «луи вутон». – Извините.

– Ничего страшного, – произносит Ирина Владимировна, – до четверга.

– Ой, забыла вас предупредить, в четверг мы уезжаем на Красную поляну, я вам позвоню, – спохватывается Андрюшина мама.

– Конечно, – Ирина Владимировна улыбается. «Значит, не получится собрать половину суммы на ипотеку. Черт, черт, черт». – Хорошего вам отдыха.

Ирина Владимировна устало заходит в квартиру, вытаскивает гудящие ноги из туфель на каблуках, стирает нарисованную красной помадой улыбку. Бакс виляет хвостом и обнюхивает пакеты.

– Есть кто дома? – кричит Ирина Владимировна.

На зов из кухни выходит старшая:

– Привет, мам. Что поесть?

– Отнеси пакеты на кухню, – устало говорит Ирина Владимировна.

– Мам, помоги с математикой, – кричит из комнаты младший.

На пороге появляется муж:

– Как дела?

– Нормально, – отвечает Ирина Владимировна.

– Как занятия?

– В четверг не будет, уезжают, не знаю, когда вернутся.

Делая с младшим уроки, Ирина Владимировна думает, когда же матрица дала сбой. Она окончила школу с золотой медалью, институт с красным дипломом, она знает высказывания Ницше, но живет в двухкомнатной квартире и платит ипотеку.

Завтра она снова пойдет в школу и будет рассказывать детям о необходимости хорошо учиться, так же, как когда-то учили ее, потому что сон разума рождает чудовищ.

Спасибо, что вы со мной!

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *