АННА

Печальный итог

Похороны – заведомо печальное событие, но эти похороны были еще печальнее. Умерла мама Петьки. Ничего не предвещало. Вечером мне позвонила мама:

– Танька умерла.

В сознании мысль улеглась не сразу, долго ворочалась, перекатывалась с боку на бок.

– Как? От чего? Ты же недавно с ней разговаривала.

Так бывает – был человек и нет человека. Мы не виделись много лет. Только мама общалась по телефону. Последние несколько лет тетя Таня не выходила из дома: остеопороз. Нужна была операция по замене коленного сустава, денег, естественно, не было.

До этого тетя Таня пила. Запоями, с загулами. Петька с отцом искали ее по давным-давно проторенным ею дорожкам.

– Сама виновата, – говорил мой отец, – каждый сам выбирает свою судьбу.

А я не спешу осуждать. В том, что каждый сам выбирает свою судьбу, я согласна. Даже не так, судьба каждый день подкидывает нам шансы, а воспользоваться шансом или нет – уже наша забота.

Но рождаемся мы уж в слишком разных условиях: кто-то принцессой, а кто-то нищей. Тетя Таня была, по сути, несчастной женщиной. Потому и пила. От хорошей жизни не пьют.

Сама тянула двоих сыновей и бездельника-мужа, с которым жила как кошка с собакой. Он пользовался её деньгами и не упускал случая оскорбить, задеть, а то и ударить жену.

Родители тоже не баловали маленькую Таню вниманием, с двумя сестрами и матерью она после смерти отца не общалась совсем. Их даже на похоронах не было. Она им живая не была нужна, а уж мертвая – и подавно. Недолюбленная она была. Вот и искала любви на стороне.

В 90х у тети Тани, как говорится, поперло. Она открывала фирмы, которые в период развала росли, как грибы после дождя. Пошли деньги. А с деньгами – любовники, желающих поживиться за тети Танин счет хватало.

С двумя из ее многочисленных любовников я имела «счастье» познакомиться. Один был типичным альфонсом, второй – мало того, что альфонсом, еще и, как мне показалось, голубым альфонсом.

Тетя Таня звала его «Зайчиком». Прозвище подходило ему, как нельзя, лучше.

Губки бантиком, бровки домиком, похож на маленького, смешного гномика.

– У нас с ним платонические отношения, – едва ворочая языком от выпитого, поведала нам с мамой тетя Таня, – у него после Чернобыля не стоит.

После Зайчика наши пути с тётей Таней разошлись. Слишком разные интересы. Почти все заработанные в то шальное время деньги тетя Таня спустила на любовников и разных прихлебателей, но кое-что все же осталось: еще в конце 80х они получили «трешку», Петьке купили машину, мать оплатила обоим сыновьям обучение в вузе и купила небольшую дачу.

Первым женился Петька – жили все в той же «трешке», в одной из комнат, родился сын. Спустя шесть лет Петька как-то подсуетился и купил небольшую квартиру.

Младшего тетя Таня женила позже: девочка из другого города, из хорошей семьи, молодые сразу поселились в квартире, купленной матерью невесты. У младшего сына родился мальчик.

Старшая невестка после шести лет совместного проживания со свекровью не общалась, а младшей тетя Таня с удовольствием помогала, приезжала, гуляла с внуком. Несколько лет назад тетя Таня позвонила моему отцу:

– Володя, спаси, младшему десять лет грозит. Займи денег.

– Как? – мы все были в шоке, вроде образцово-показательная семья, ребенок, своя квартира, невестка – педагог.

Оказывается, младший наркотой приторговывал. Как это сейчас называется? Закладки делал. Отец отказал. Мальчик большой, головой надо было думать.

Тетя Таня продала дачу, влезла в долги, скостили срок до 2,5 лет поселения. Тут у старшего вслед за первым сыном рождается сын и тут же дочка.

– Мама, нам в квартире тесно.

Мама с папой переезжают из «насиженной» трешки в центре куда-то на хурхуяловку. Ходить она не может, законный муж издевается. Восемь месяцев только в сына квартире прожила.

В мавзолей мы пришли с родителями. Младшенький вернулся из поселения, поперек себя шире, старший с тремя детьми. Все очень скромно, другого и не ждали.

– После прощания повезут на кремацию, – сообщил Петька.

То ли в Ростов, то ли в Новороссийск, я не запомнила. В Сочи нет крематория. Это общеизвестная практика. Но потом.

– А похоронят где? – спросила я.

– Развеем прах над морем, она так хотела.

Я так растерялась, что даже не нашлась, что сказать. Поминок, естественно, не было. Поплакали, повспоминали, разошлись.

Недавно Петька приезжал за вещами для детишек, я им собираю после младшего.

– Куда урну дели? – спрашиваю, Петька заикался, что поставят урну на могилку тети Таниных родителей. Думаю, хоть цветы положу.

– Да в багажнике валяется, – махнул рукой Петька.

Распрощались мы как-то скомкано. За тетю Таню обидно. Как же так? Она вам все, а вы даже похоронить человека по-человечески не могли.

Спасибо за внимание и за лайк!

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *