Обратная сторона вегетарианства

Миланочке четыре, и она никогда не пробовала мяса. Конечно же, это не ее сознательный выбор. Так решила за Миланочку ее мама. «Имеет полное право, – скажете вы, – и будете абсолютно правы». Пока ребенок не достиг совершеннолетия, все за него решают родители: что носить, куда ходить, когда ложиться спать, что есть. Но последний пункт приносит кучу неудобств.

У Миланочки есть мама, папа, три тети и куча других родственников. У мамы с папой – ипотека, поэтому они вынуждены много работать. А Миланочкино вегетарианство мешает им работать. Отдать бы ребенка в садик. Но в садик – ни-ни, там же кормят мясом, а мясо Миланочке никак нельзя.

Вот и скитается ребенок по родственникам: то у одной тети, то у другой. От тети Миланы, Риты, я и узнала про ее вынужденное вегитарианство. Мои дети ходили с детьми Риты в группу раннего развития.

У Риты трое детей: старший в школе, младшие, как и мои, в садик не ходят, потому что болеют. С Миланой получается четверо.

– Муж кричит, – жалуется мне Рита, – потому что Миланочка постоянно у нас.

В данной ситуации я полностью на стороне мужа: своих трое, еще Милана. Еще и готовить Милане нужно отдельно, потому что дети Риты прекрасно едят мясо.

– Подожди, – говорит Рита на бегу.

Мы ждем в коридоре детей, пока разговаривали, Милана решила устроить побег. Ей скучно, на занятия ее не берут в силу возраста, в садик – в силу маминых твердых убеждений.

– А нельзя как-то сестре намекнуть, что муж против, – мягко говорю я, потому как не моего это ума дело, а лезть в чужую семью – себе дороже. Но Рита сама начала этот разговор, так что я в своем праве.

– Пыталась, – вздыхает Рита. – Но Милану некуда девать. Вчера поскандалили с мужем, поэтому я отвезла Милану тетке.

– А мама Миланы как отреагировала? – задаю я резонный вопрос.

– Да никак, – отвечает Рита и снова убегает ловить Милану.

Глупый вопрос – раз Милана опять с Ритой, значит маму Миланы устраивает, что ребенок скитается по родственникам. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы мяса не ело.

– А муж с мамой Миланы не пробовал поговорить? – спрашиваю я, когда запыхавшаяся Рита возвращается с орущей Миланой на руках.

– Говорит, твоя сестра, ты и разбирайся, – отвечает Рита, пытаясь успокоить Милану.

– А в частный садик нельзя отдать? – предлагаю какое-то решение я.

– Дорого, – отвечает Рита, – ипотеку еле тянут. Выхода нет.

«Да нет, выход есть всегда. Если твои убеждения идет вразрез со здравым смыслом, оставь свои убеждения, – думаю я. – Только молчи, – я с усилием закрываю себе рот, чтобы не ляпнуть лишнего. Все взрослые люди, без тебя разберутся. Я наступаю на горло собственной песне».

Мы идем к машинам – на двоих у нас пятеро детей. Рита тащит на руках Милану, вдруг одна из дочерей падает, раздается крик. Рита пихает мне Милану: «Подержи», и кидается к дочери. Теперь я с тремя. Дойти до машины – словно на край света. Дети балуются, орут, Миланочка брыкается.

Сначала сажаем в машину троих Ритиных. Все заднее сидение Ритиной малолитражки заставлено детскими креслами. Усадили, пристегнули. Теперь моих. Но со своими-то я уж как-нибудь сама. Я обессиленно падаю на водительское сидение и стираю со лба пот. А Рите еще весь день с ними тремя, а потом после школы вернется старший, его надо накормить и помочь сделать уроки.

Сестра – это, конечно, святое, но в данном конкретном случае я бы сестру послала куда подальше. А может я так говорю, потому что у меня нет сестры.

Дети подросли, мы перестали ходить на занятия, связь с Ритой не поддерживали. Недавно встретила Риту на улице, обрадовались, разговорились. Сестра родила девочку. «Еще одна вегетарианка», – с ужасом подумала я и снова пожалела Риту.

Спасибо, что вы со мной. Подписывайтесь и приходите меня почитать!

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *