Неприкаянные

Время уже перевалило за пять, а жара и не собиралась спадать. Мы с Томом торчали в офисе. Только Тому могло прийти в голову назвать дыру, которую мы снимали за десять баксов в месяц, офисом. Но Том был у нас боссом, а с боссом не поспоришь.  

– Ну и жарища, – произнес я.   Том не ответил. Он сосредоточенно ковырял зубочисткой в зубах, развалясь в найденном на помойке кресле, и закинув ноги на видавший виды стол. Оставив попытку разговорить Тома, я переключил внимание на блестящие от пота спины подростков, гонявших мяч в пыли на пустыре.

Вдруг мальчишки бросили игру. Через минуту возле нашей лачуги остановилась черная лоснящаяся машина. Дверь без стука распахнулась, на пороге стоял Ангел. Я непроизвольно сглотнул.  

Ангела в нашем городишке знали все. Да что там у нас, берите выше – во всей Калифорнии. Он был альбиносом. Белый, с иголочки, костюм, подчеркивал бесцветные волосы, зачесанные назад и спускавшиеся до самых плеч.

Ангелом его прозвали за пронзительно голубые глаза, потому как больше было не за что. Правая рука местного мафиози, он проворачивал самые грязные дела и убивал с особой жестокостью. Ходили слухи, это доставляло ему ни с чем не сравнимое удовольствие.

Ангела боялись даже больше, чем Дона Альфонсо. Не хотел бы я остаться с ним один на один. Рыбий, ничего не выражавший взгляд Ангела остановился на мне, потом переключился на стоявшего по стойке смирно Тома. И когда Том успел вскочить? Впрочем, я его не винил.  

– Томас Каллаган? – спросил Ангел у протягивавшего руку Тома, улыбавшегося во все тридцать два зуба. Хотя, с зубами я ему явно польстил. Ангел проигнорировал протянутую руку, так же, как и обращение мистер.  

– Да, мистер… ээээ…  

– Детектив? – Ангел не посчитал нужным ответить.  

– Он самый, – отрапортовал Томас.  

Ангел окинул взглядом комнату, уделив немного своего драгоценного времени жирной мухе, остервенело бившейся в грязное стекло. На его холеном лице появилось выражение брезгливости.  

– Будете следить за ней, дальнейшие указание получите позже, – он достал из внутреннего кармана пиджака фотографию, небрежно бросил на стол. “В пиджаке в такую жару? И как ему удается не потеть?” – позавидовал я, украдкой вытирая со лба пот. – Аванс, – на фото легла тысяча баксов. – Еще тысячу получите после.  

– Конечно, мистер, все сделаем в лучшем виде, – затараторил Том в спину удалявшегося Ангела.   – Ух ты, тыща баксов, – благоговейно произнес босс, рассматривая купюру. По сути, это был наш первый клиент и первые деньги.  

– Это же Ангел, – прошептал я, на всякий случай оглянувшись на дверь.  

– Да хоть сам дьявол, – расхохотался Томас своей шутке.  

– Не нравится мне все это, – подозрительно произнес я. – С этими ребятами лучше не связываться. – Я только сейчас заметил, что, несмотря на жару, меня бил озноб. – Это дело дурно пахнет.  

– Это ты плохо пахнешь, – злобно произнес Томас, ткнув мне в грудь жирным пальцем, – Душ бы тебе не помешал, парень. – И то верно, рубашка насквозь пропиталась потом. – Ух ты, – присвистнул Том, разглядывая фотографию. – Везет же некоторым. Не отказался бы я позабавиться с этой крошкой.  

Я забрал у Томаса фотографию. На меня, кокетливо улыбаясь, смотрела очаровательная блондинка а-ля Мерлин Монро.  

– Это же любовница Дона Альфонсо, – заметил я. – Он тебе яйца оторвет.  

– Хороша, – Том причмокнул толстыми губами. – Займешься ей. Завтра с утра и начнешь, – в Томасе проснулся босс.   

Следующую неделю я таскался за Джулией, так звали красотку, время от времени щелкая ее на фотоаппарат. Тряпки, клубы, кафе, подружки, бассейн, солярий, фитнес – вот все интересы моей подопечной. Но все это с лихвой окупалось ее сексуальностью. Не было, наверное, ни одного нормального мужика, который бы отказался ее пртголубить. И я не был исключением.

Ночами я проявлял новые фото, а потом мастурбировал, представляя Джулию в разных позах, но по утрам неизменно просыпался со стойкой эрекцией. “Еще неделя, и я стану импотентом”, – в отчаянии думал я, следя за аппетитными ягодицами Джулии, перекатывающимися под тонким трикотажем, из укрытия.   

Яндекс картинки
Ангел явился спустя неделю. На этот раз на нем был небесно-голубой щегольской костюм под цвет глаз. Он славился не только своей жестокостью, но и любовью к шмоткам. “Как баба”, – зло подумал я, вспоминая бесконечный шопинг Джулии.  

– Послезавтра нужно инсценировать ограбление в доме Дона Альфонсо. Сигнализация будет отключена, дом пуст. Возьмете из сейфа деньги, – произнес наш клиент, не утруждая себя приветствием. – На стол легли две тысячи баксов, шифр и план дома.  

Я со вздохом отдал Ангелу фотографии Джулии, не забыв приберечь парочку для себя.   

– Не полезу, можешь даже не рассчитывать, – отпирался я. – Тебе надо, полезай сам.  

– Не полезешь? – зло выдохнул Томас. – Тогда верни мне пятьсот баксов и вали на все четыре стороны, – он протянул коротенькую ручку с пальчиками-сардельками.

“Вот сука. Знал же прекрасно, что бабки я спустил в заведении мамы Розы. Снял проститутку, отдаленно напоминавшую любовницу Дона Альфонсо, щедро оплатив всю ночь. Ох, и веселая была ночка. Шампанское лилось рекой. Утром я обнаружил себя рыдающим на пухлом плече проститутки и жалующимся на Джулию, невольно укравшую мой покой”.  

– Я их честно отработал, – возразил я Томасу.  

– Таскаясь за жопой этой с…? – разозлился Том.  

– Не говори так о Джулии, – выпалил я.  

– И когда это она успела стать Джулией? – Томас зло сощурил поросячьи глазки. – Да у тебя вместо мозгов жопа этой самой Джулии. Тьфу, – он смачно сплюнул на грязный пол. – Значит так, послезавтра в полночь полезешь в дом Дона Альфонсо. Шифр на всякий случай выучи наизусть. И не забудь надеть перчатки. Я буду ждать тебя в машине у дома. Смотри, не напейся. А то с тебя станется. И выкинь из головы эту телку, мой тебе совет, – подытожил Том.  

Весь следующий день мы разучивали план дома и последовательность моих действий.  

– Повтори еще раз, куда ты должен зайти в начале, – настаивал Том.  

– Том, пожалуйста, меня уже тошнит, – взмолился я.  

– Повтори еще раз, – не унимался Том.  

– Перелезу через забор, войду в дом через заднюю дверь…

Настал час икс. Том выключил на своем старом “Бьюике” фары и припарковался за несколько домов от нужного.  

– Шифр помнишь?   Я кивнул. Уличный фонарь на противоположной стороне улицы отбрасывал зловещие отблески на лицо Тома.   – Фонарь?   Я продемонстрировал фонарик.   – Перчатки?   Я с трудом натянул перчатки на дрожавшие руки. – Ну, с Богом, я буду ждать тебя здесь.  

– Может, все-таки… – робко предложил я.  

– Не дрейфь, все пройдет, как по маслу.  

– Тебе легко говорить, – возразил я.  

– Не начинай, – устало вздохнул Томас. – Ты прекрасно знаешь, забор мне не одолеть.

Я скептически посмотрел на достававший почти до руля живот босса. Нехотя вылез из машины, натянул на голову капюшон, спрятал руки в перчатках в карманы. Поле недавнего дождя жара сменилась прохладой.

“Плохо. Останутся следы. Кроссовки придется выкинуть”. Я шел вдоль пустынной улицы. Из-за заборов раздавалось хихиканье, мужские голоса. “Люди веселятся, выпивают”, – с тоской подумал я. Ноги словно налились свинцом, подсознание вопило: “Не ходи, не ходи, откажись, пока не поздно”.

Я оглянулся. Том махнул из открытого окна рукой. Я поплелся дальше. Вот и нужный забор. Высота не позволяла разглядеть, что творится внутри. Я уцепился за плющ, вскарабкался. Дом был погружен в темноту. Стрекотали сверчки, вдалеке брехала собака. Я спрыгнул, перекатился.

Сердце замирало в груди. По-прежнему тихо. Осторожно ступая, прокрался к дому. Задняя дверь не заперта. Ангел не обманул. Я потянул дверь на себя, скользнул внутрь. Темно, как в могиле.

Я зажег фонарь, двинулся по нескончаемому коридору. Двери, двери и ни души. Луч выхватил из темноты чье-то лицо. Сердце ухнуло вниз. Я закрыл себе рот ладонью, чтобы не заорать. Уф, портрет Дона Альфонсо. Костюм-тройка, на голове широкополая шляпа, рука, украшенная перстнем с огромным бриллиантом, сжимает трость с золотым набалдашником.

“Старый павлин”, – тихо выругался я, продолжив путь. Вот и нужная комната. Я толкнул тяжелую дубовую дверь, она легко поддалась. В глубине виднелся сейф. Вдруг в свете фонаря что-то блеснуло. Я направил свет на вращающееся кресло, отвернутое к стене, на подлокотнике лежала рука. Бриллиант на мизинце переливался в свете фонаря.  

– О, Господи. Дон Альфонсо? – на подгибавшихся ногах я приблизился к креслу, крутанул. В кресле сидел Дон Альфонсо. Из маленькой дырочки в виске стекала струйка крови. Я спиной почувствовал, что сзади кто-то есть. Медленно обернулся.

Сноп света выхватил тонкую лодыжку, затянутую в черный капрон, ажурную резинку чулок, глубокое декольте. Наконец, нежный овал лица с большим чувственным ртом, сжимавшим мундштук. Она глубоко затянулась, выпустив в воздух дым. Я потерял дар речи.  

Яндекс картинки
Яндекс картинки

– Может, уберешь фонарь? – нарушила Джулия затянувшуюся паузу.  

– Да, конечно, – я поспешно убрал свет от ее лица. – Это ты его… того? – тупо спросил я, так и не придя в себя.  

Она продемонстрировала маленький дамский пистолетик, почти игрушку. Оказывается, из такого можно убить.  

– Он меня подставил, – вдруг хриплым голосом произнесла она.  

– Кто? – я все еще ничего не соображал.  

– Ангел, кто еще? – зло выплюнула она.  

– Ангел? Но при чем здесь…  

– При том, – перебила Джулия. – Дверь должна была быть открыта.  

– Но она открыта, – возразил я.  

– Я проверила, – Джулия помотала головой. – Ловушка захлопнулась, – она усмехнулась.  

– Но, зачем? – удивился я.  

– Догадайся, – съехидничала Джулия. – Конечно, из-за денег. Альфонсо был ужасно скуп. Ангелу доставались гроши. Все деньги Альфонсо хранил в сейфе. Огромная сумма.  

– Я знаю шифр, – обрадовался я. – Она расхохоталась. Хохотала, как безумная. – Джулия, Джулия, – она не реагировала. Пришлось ударить ее по лицу. Истерика прекратилась. Она уставилась на меня зелеными раскосыми глазами. “Как дикая кошка. Сейчас бросится”. – Надо выбираться отсюда.  

– Сигнализация включена. Через пять минут здесь будут копы.  

– Пошли, – я схватил ее за руку. – За забором меня ждет машина. Она нехотя поднялась.  

– Зачем бы это тебе мне помогать? Добренький нашелся? – прошипела она.  

– Доверься мне. У тебя все равно нет выбора, ведь так? – Она кивнула. Я скептически посмотрел на ее туфли на высоченных шпильках. – Есть во что переобуться?  

– Доверься мне. У тебя все равно нет выбора, ведь так? – Она кивнула. Я скептически посмотрел на ее туфли на высоченных шпильках. – Есть во что переобуться?  

Спустя пару минут она стояла передо мной в брюках бутылочного цвета и парусиновых туфлях. Без каблуков Джулия едва доставала мне до плеча, но это нисколько не умаляло ее прелести. По крайней мере, для меня. Я взял ее за подбородок и легко прикоснулся к губам.  

– Доверься мне, детка, – прошептал я.

Она неожиданно прижалась ко мне всем телом, подарив головокружительный поцелуй.  

– Только вытащи нас отсюда, парень, и я вся твоя, – пообещала она.

Несмотря на весь ужас ситуации, я, как последний дурак, улыбался во весь рот. Мы спустились на первый этаж. Обе двери заперты, в темноте зловещим красным огоньком мигала сигнализация.  

– Вот черт, – я взял табуретку, швырнул в окно, посыпались стекла, взвыла сигнализация. – Бежим, – я подсадил Джулию и мы припустили через лужайку.

Вдалеке слышался звук полицейских сирен. Я помог Джулии забраться на забор, перелез сам, протянув руки, подхватил ее внизу. Машины Тома нигде не было видно. “Вот ссссука”, – процедил я.

Мы отбежали на достаточное расстояние и сели на лавку в сквере, чтобы обсудить положение, пересчитали наличные. Выходило не больше пятиста долларов. Не густо.  

– У меня есть квартирка на окраине.  

– В квартирке тебя будут искать в первую очередь, – произнес я. Джулия заметно приуныла. – Ну, не кисни. Не все потеряно. У меня есть тетка в Аризоне. Там нас уж точно никто искать не будет.  

– Это в соседнем штате, – скептически ответила Джулия.  

– Они будут искать парня с девушкой, правильно? – Джулия кивнула. – Двум девушкам будет проще, как думаешь? – я подмигнул. Джулия расхохоталась.  

На такие крайности мы, конечно, не пошли. Ограничились тем, что Джулия отправилась красить волосы в туалете придорожной забегаловки. Я видел что-то подобное в каком-то дешевом детективе. Так себе конспирация, учитывая, что никаких документов у нас с собой не было.

А если бы и были, то мало бы чем нам помогли. По ящику шли новости. Журналистка, захлебываясь, рассказывала о громком убийстве бизнесмена Альфонсо дель Торо, известного во всей Калифорнии.

Крупным планом показали Ангела. Со скорбным выражением лица он перечислял достоинства покойного босса: меценат, основатель благотворительного фонда. “Ага, а еще торговец наркотиками, оружием, девочками. Калифорния осиротела”.  

– А вот и я, – Джулия ослепительно улыбнулась, продемонстрировав новый цвет волос. Она зашла в тот момент, когда на экране появилась ее фотография. Мою физиономию не показали, уже хороший знак. – Терпеть не могу эту фотку. Я здесь плохо вышла. Неужели нельзя было выбрать получше? – обиженно надула пухлые губки Джулия. – Как тебе мой новый цвет волос? – оживилась она. – По-моему, блондинкой я выглядела лучше.  

В глубине души я был с ней полностью согласен, тем более цвет волос получился не черным, а каким-то серо-буро-пошкарябанным. Но тут уж не до красоты, задницы бы унести.  

– Ух ты, – тихонько присвистнул я.  

– Все-таки мне давно стоило сменить имидж, – произнесла довольная Джулия.  “А лучше бы мозги”.  

– Так что за история с Ангелом? – поинтересовался я.  

– Потом, – отмахнулась она. – Не время. Каков план действий?  

– Жди здесь, я сейчас вернусь.  

Я вышел из закусочной, отошел подальше, внимательно осмотрелся. Никого. На противоположной стороне был припаркован видавший виды шевроле. Я перебежал дорогу, открыл дверь, плюхнулся на сиденье. Вскоре свистнул сидевшей на автобусной остановке Джулии.  

– Эй, девушка, подвезти? – для полноты эффекта я опустил стекло со стороны пассажира и смотрел поверх солнцезащитных очков, позаимствованных у водителя.  

– Ты? – Джулия прыгнула внутрь. – Но как?  

Яндекс картинки
Яндекс картинки

– Мы еще и не то могем, – пошутил я, умолчав о своем криминальном прошлом и пяти лет, проведенных в тюрьме за угон. Томас подобрал меня после отсидки, когда все другие отказали. Кому нужен бывший уголовник?  

– Не мог найти что-нибудь поприличнее? – недовольно произнесла Джулия, в очередной раз меня удивив.  

– Открой бардачок, – скомандовал я. – Может, там карта завалялась?   –

Есть, – ответила Джулия, копаясь в бардачке. – Фу, пыльная вся. Кажется, водитель сюда лет сто не заглядывал.  

– Отлично.  

– Что отлично? Что водитель – неряха? – высокомерно спросила Джулия.  

– Плевать на водителя. Главное, есть карта. Нужно будет проложить маршрут.  

Мы ехали, пока не стемнело. Дома попадались все реже. В свете фар мелькнула вывеска мотеля.  

– Выходи и жди меня здесь. Не высовывайся, – сказал я Джулии.  

Я проехал чуть дальше и свернул на обочину. Бензина оставалось не больше четверти бака. Заправляться слишком опасно, водитель мог уже обнаружить пропажу и заявить в полицию.

Я заехал в лесок и как мог замаскировал машину ветками. Сойдет. Пешком вернулся к Джулии. Она стояла на обочине, потирая плечи. Холодало.  

– Замерзла? – участливо спросил я.  Она кивнула. – Ну, ничего, сейчас согреешься, примешь ванну. Я сниму номер, а ты обойди мотель и жди меня под окном.

– Можно мне номер? – спросил я у паренька за стойкой.  

– Конечно, мистер, – ответил он, пережевывая жвачку. – Вы на машине? Не вижу ваш автомобиль.  

– Нет, я добираюсь автостопом. Хочу посмотреть нашу огромную страну, – я ослепительно улыбнулся.  

– Да, конечно, – паренек смерил меня взглядом, явно подумав, что наткнулся на очередного фрика.  

– Можно мне номер на первом этаже? Я боюсь высоты. Да, и чтобы окна выходили на лес. Не выношу шума, – я продолжал улыбаться.  

– Ваши документы?  

– Права пойдут? – Я протянул найденные в кармашке солнцезащитного козырька права на имя Кевина Форестера. Кевин на меня походил мало, он был явно крупнее и лет на десять старше.  

Паренек на фото даже не взглянул. Переписал имя, взял наличные и протянул ключи от номера.  

– Где здесь ближайший магазин? – спросил я, поблагодарив администратора за труды парой баксов.  

– Через дорогу, – паренек махнул рукой в нужном направлении.  

– Спасибо. Спокойной ночи.  

– И вам того же.  

Я вошел в номер, закрыл на ключ дверь и распахнул окно.  

– Джулия? – тихо позвал я. Из темноты выступила темная фигура, я помог Джулии забраться. – Устала? Можешь принять ванну, а я пока сбегаю в магазин.  

Я закрыл номер на ключ и отправился за покупками. Много брать не стал. Только самое необходимое, чтобы хватило позавтракать: ветчина, сыр, хлеб, бутылка минералки, шоколадка для Джулии. Еще не встречал женщины, которая отказалась бы от сладкого. Хм… Шампанское. Я в нерешительности остановился перед витриной. Брать или не брать?

Деньги таяли на глазах. Эх, была ни была. Я взял с полки бутылку. С громко колотящимся сердцем возвращался в номер. Даже ладони вспотели. “Да что с тобой? – ругал я себя. – Как девственница в первую брачную ночь”.

Мои волнения оказались напрасными. Джулию я застал мирно спящей в постели. Наскоро перекусив и приняв душ, я засунул поглубже свое разочарование и уснул, коснувшись головой подушки.  

Когда я открыл глаза, вовсю светило солнце, робко заглядывая в неуютный номер. Джулия еще спала. Я почистил зубы щеткой из набора для постояльцев мотеля, принял душ. Джулия по-прежнему спала. Я нарезал бутерброды, открыл шампанское, разлив его в стаканы на прикроватной тумбочке. Джулия спала.  

– Просыпайся, соня, – не выдержал я. Джулия сладко потянулась, улыбнулась, увидев наш импровизированный завтрак.  

– Доброе утро. Спала, как убитая, – она жадно ела бутерброд, запивая шампанским. – Я бы маму продала за капучино, – мечтательно произнесла она. “Вот тебе и благодарность”, – разочарованно подумал я.  

Джулия доела бутерброд, допила шампанское и медленно поднялась с постели. О, мой Бог. Она была нага, словно Ева в раю. И, наверняка, не менее соблазнительна. Высокая грудь, тонкая талия, крутые бедра. Я сглотнул. Она медленно подошла, села сверху, впившись поцелуем в губы.

Яндекс картинки
Яндекс картинки

Секс с Джулией был… как бы это сказать, каким-то постановочным. Много техники, мало души. Было заметно, что Джулия платит за услугу. Я все-таки люблю и сам принимать участие в процессе. Джулия лишила меня этой возможности. Впрочем, грех жаловаться. Качество с лихвой окупалось количеством. Столько секса у меня не было никогда. Мы до вечера не вылезали из постели.  

– Ты спрашивал насчет истории с Ангелом. – Я поморщился, Джулию не вовремя пробило на откровенность, я чертовски устал.  

– Курить есть? – Она сунула мне в губы сигарету, подкурила себе и мне.  

– Так вот, насчет Ангела, – продолжила Джулия, выпустив струйку дыма.   Типичная история, до ужаса тривиальная. Провинциальная девчонка из Мухосранска приезжает покорять Голливуд. На кастинге на фильм, который продюсирует Дон Альфонсо, знакомится с Ангелом. Пара перепихонов, и любовник передает Джулию боссу.

Дон Альфонсо покорен, Ангел доволен. У него свои, далеко идущие планы. Но босс начинает что-то подозревать. Ангел нанимает частных детективов, то бишь нас с Томасом. Бдительность Дона Альфонсо на время усыплена. Но лишь на время.

Пора действовать, тем более Джулия подглядела шифр. Она боится, Ангел переходит от уговоров к угрозам:  

– Детка, тебе нечего боятся. Ты грохнешь Дона Альфонсо, заберешь из сейфа бабки, а я обеспечу тебе алиби.  

– Дальше можешь не рассказывать, – перебил я, перехватив виноватый взгляд Джулии. – Я могу закончить за тебя. Вовремя появляется лох, вы с Ангелом спокойно смываетесь с денежками, а я остаюсь с трупом Дона Альфонса и пустым сейфом. Умно.  

– Да, только и меня Ангел кинул, – вздохнула Джулия.  

– Интересно, где же бабки?  

– А Бог его знает, – Джулия пожала плечами. – Либо их забрал Ангел, либо Альфонсо перехитрил и его. Очень надеюсь, что последнее, – мстительно добавила Джулия.  

– Нам пора. Уже стемнело.  

– Как не хочется вылезать из постели, – ныла Джулия. Я легонько хлопнул ее ладонью по ягодицам.  

– Вставай, лентяйка.  

На этот раз была очередь Джулии добывать нам транспорт. Она стояла на обочине, выставив руку с поднятым большим пальцем. Несколько водителей проехали мимо, на краткий миг осветив одинокую фигурку. Наконец, возле Джулии притормозила огромная фура.  

– Тебе куда, красавица? – услышал я вопрос водителя.  

При виде меня он явно погрустнел. Ехали молча.

Дорога казалась нескончаемой. Мы то ехали автостопом, то угоняли машину, как повезет. Передвигались по ночам, так спокойнее. Днем отсыпались где придется, благо было тепло и солнечно. Выбирали менее оживленные шоссе, сторонились населенных пунктов, иногда приходилось делать крюк.

Меня не покидало ощущение, что о нас забыли. Неужели мы так хорошо скрываемся? Или нас так лениво и неспешно ищут? Вопросы не давали покоя. Конечно, в некоторых городишках я видел расклеенные фотографии Джулии, но выглядело все это неубедительно. Может, Джулия оказала полиции услугу, избавив Калифорнию от Дона Альфонсо? Ответов не было.  

Спустя неделю мы плутали по крохотному городишке в поисках дома тети Элис.  

– Слушай, я уже все ноги сбила, – жаловалась Джулия.  

– Подожди, дай вспомнить. Последний раз мы навещали тетю Элис, когда мне было десять.  

– Может, спросим? – умоляюще попросила Джулия.  

– Ага, может, просто сдадимся? – предложил я. – Чего тянуть?  

Она, наконец, заткнулась и шла молча. Залаяла собака, Джулия испуганно шарахнулась.  

– Вот тварь, – прошептала она.  

– По-моему, здесь. Да, точно, здесь, – я указал на большой деревянный дом в отдалении.  

– Ну и дыра, – разочарованно произнесла Джулия.  

– А ты ожидала увидеть виллу? – съязвил я. – Зато сможем отдохнуть и помыться.  

Я открыл калитку, впустил Джулию. Бетонная дорожка к дому потрескалась, дом явно нуждался в капитальном ремонте. Постучали. Тишина. Постучали громче. У двери послышались шаркающие шаги, дверь приоткрылась.  

– Тетя Элис? – я выдал самую соблазнительную улыбку, на какую способен. – Это же я, неужели не узнаешь?  

– Чего надо? – прошамкала старая карга.  

– Тетушка… – начал я.  

– Открывай, ведьма, – прошипела Джулия.

Я удивленно обернулся. Джулия нацелила на старуху пистолет. В темноте даже такая игрушка выглядела устрашающе, я уж не говорю про решительный вид Джулии. Старуха пробурчала что-то себе под нос, но открыла.  

Яндекс картинки

– Слушай, ну и страшная же она. Ее можно в фильме ужасов снимать без грима, – прошептала Джулия, когда мы скудно поужинали, приняли ванную (одну на двоих, потому как водопровода в доме не имелось) и уединились в отведенной нам комнате.  

– Зачем ты так? Родственница все-таки, – укоризненно произнес я.  

– Она бы не открыла по-хорошему, – возразила Джулия.  

– Нет, открыла бы, – не сдавался я, – надо было только дать мне немного времени.  

– Не открыла, не открыла, – дразнилась Джулия, выводя меня из себя.  

Это был первый день, когда мы не занимались любовью. Обиженные на весь мир, молча отвернулись друг от друга и уснули. Я проснулся раньше, Джулия еще спала. На кухне я застал тетку. Она копошилась возле плиты, пыхтя папиросой и демонстрируя мне сгорбленную спину.  

– Доброе утро, – бодрым голосом произнес я. Старуха хранила молчание. – Как твое здоровье? – участливо спросил я.  

– Жива еще, – проскрипела она.  

– Ну, вот и славненько, – громко сказал я.  

– Нечего орать, я еще не оглохла. И не надо разговаривать со мной, как с умалишенной, – огрызнулась тетка.  

– Я и не думал, – примирительно ответил я. – Ты не хочешь узнать о своей сестре?  

– Об этой с…? – зло прошипела старуха. – Знать не желаю. – Я удивился. Насколько я помнил, мать была в прекрасных отношениях с сестрой. Они постоянно переписывались, и мать несколько раз гостила у рано овдовевшей Элис.   – После того, как она увела у меня Кевина, твоего отца, я слышать про нее не желаю, – она развернулась, выставив передо собой поварешку. – Не смей произносить в моем присутствии ее имя, – прокричала старушенция.  

“А она и правда страшненькая. Джулия была права”. Лицо походило на печеное яблочко, седые космы торчали в разные стороны, вставные зубы смахивали на пожелтевшие клавиши старого пианино. Насколько я помнил, тетя Элис была весьма милой женщиной. Да и моего отца звали вовсе не Кевин.

Меня словно обдало кипятком. Это не моя тетка. Скорее всего, она вовсе не Элис. Я даже не был уверен, тот ли это город. Что уж говорить про дом? “Впрочем, без разницы, – успокаивал я себя. – Отсидимся пару-тройку месяцев, а там видно будет. Добраться бы до мексиканской границы”.  

– Что тебе тут надо? Зачем эту чертову куклу притащил? Думал, я не знаю, что ее везде ищут? Я хоть и старая, но из ума еще не выжила и телевизор смотрю, – прервала мои мысли тетка, которая не Элис.  

– Отсидеться нам надо. Не бойся, мы тебя не обременим.  

– А если и обременим, то перетопчешься, – прошипела Джулия за спиной.  

Бабка только злобно зыркнула на нее зелеными глазищами. Швырнула на стол тарелки с подгоревшей яичницей и поковыляла прочь, буркнув:  

– Уберете за собой.  

– Спасибо, – крикнул я, не оставляя надежды подружиться со старухой. Поссориться всегда успеешь. – Чего ты такая злая? – накинулся я на Джулию.  

– Станешь тут доброй, как же. Ты посмотри на меня, – у Джулии в глазах стояли слезы, – На кого я похожа? Краска с волос слезла, косметики никакой, даже глаза нечем накрасить. Ноготь поломался, – перечисляла она свои “беды”.  Я без особого аппетита ковырялся в тарелке. – Да как можно есть эти помои? – Джулия со звоном бросила в тарелку вилку и, рыдая, бросилась в свою комнату.  

Я, вздохнув, впихнул в себя остатки яичницы. Помыл тарелки. Бабку я нашел в гостиной перед телевизором.  

– Тетя, где у вас магазин?  

Выяснив все подробности, я решил, что поеду в соседний городок. Здесь слишком опасно, местные сразу заметят незнакомца. А у автобуса маршрут длинный, почти до самого Финикса. Перед уходом заглянул к Джулии. Она по-прежнему рыдала, уткнувшись лицом в подушку.  

– Я в магазин, что тебе купить? – поинтересовался я. Рыдания сразу прекратились.  

– Купи сигарет, тушь, тени, помаду, ножнички, банку кофе, бутылку виски, краску для волос, – перечисляла Джулия, загибая пальцы.  

– Как ты там сказала? Перетопчешься, – отрезал я. – Или помада или тушь, выбирай, на остальное нет денег.  

– Урод, – она бросила мне вслед подушку, рыдания возобновились с новой силой. – Помаду, – услышал я, уходя. Я ухмыльнулся, вернулся в комнату.  

– Пистолет, – я протянул руку.  

– Зачем? – Джулия выглядела испуганной.  

– На всякий случай, – руку я не опустил.  

– Нет, не дам, – она замотала головой.  

– Тогда иди в магазин сама, – я развернулся, делая вид, что ухожу.  

– Ладно, держи, – Джулия со вздохом протянула свой пистолет.

Яндекс картинки

До магазина я добрался без особых приключений, затарив все необходимое, возвращался на вокзал. На полпути на плечо легла чья-то ладонь. Я похолодел. Переложив пакет в другую руку, нащупал в кармане пистолет. Медленно повернулся. На меня, широко улыбаясь, смотрел красномордый толстяк.  

– Джеймс, – прокричал он. – Какими судьбами, старина?  

– Вы обознались, – я вздохнул с облегчением.  

– Как? Массачусетский технологический? – от толстяка было не так-то просто отделаться.  

– Никогда не был в Массачусетсе, – ответил я.  

– Так ты не Джеймс? – разочарованно протянул он.  

– Нет. – Наконец, до него начало доходить.  

– А как похож, ну прямо одно лицо, – вздохнул он.  

– Мне очень жаль.  

Я продолжил свой путь, чувствуя буравящий спину взгляд. Этот инцидент выбил меня из колеи. Весь обратный путь я трясся, как осиновый лист, ожидая, что позади вот-вот послышится вой полицейских сирен.   

– Опять бобы? – кипятилась Джулия. – Третий день подряд.  

– Слушая, ты, потаскуха, – орала старуха. – Вы все сожрали, остались только бобы. Так что либо жри, либо пухни с голоду.  

Она была права. Мы жили у нее уже почти месяц, деньги кончились. Я припрятал последние двадцать баксов на черный день. Джулия, естественно, не знала.  

– Уймись, – я положил руку на плечо Джулии.  

– Да пошел ты, – она скинула мою руку и опрометью бросилась в комнату.  

“Эти две бабы сведут меня в могилу”, – с тоской думал я. Не было и дня, чтобы они не сцепились. Из малейшей искры вспыхивал пожар. Мне тоже доставалось. Джулия постоянно истерила:  

– Сколько мы будем здесь еще торчать? Еще день и я сдохну.  

Напрасно я увещевал ее, что нужно подождать еще немного, что надо набраться терпения. Джулия меня не слушала.  

– Угомони ее или я придушу эту куклу, – прошипела старуха.  

“Да пошли вы обе”, – я вернулся к себе. Уже неделю мы с Джулией спали в разных комнатах. Я переложил пистолет под подушку и почти уснул, когда с кухни послышались крики.  

– Тварь, – орала тетка. – Я тебе череп размозжу. Я тебе все волосы повыдергаю.  

Я выскочил в коридор:  

– Что случилось? – устало спросил я у разъяренной старухи.

Вооружившись сковородкой, она опрометью неслась к комнате Джулии.  

– Она… эта гадина… мало того, что она постоянно таскает мои папиросы, теперь эта тварь украла мою бутылку с вином. Я берегла ее…, – тараторила запыхавшаяся бабка.

Дальше я не слушал. Войдя в комнату Джулии, застал ее спящей. Пустая бутылка валялась на полу.  

– Джулия, Джулия, – я тормошил ее за плечо. Она лишь мычала что-то нечленораздельное в ответ.  

– Вот с…, вылакала все мое вино. Я берегла бутылку… – старуха стояла на пороге.  

– Иди, тетя, иди, я куплю тебе другую, – я выставил бабку за дверь и повернул ключ в замке.  

– Когда? – проорала она из-за двери.  

– Завтра, – крикнул я, чтобы отделаться.  

– Иди ко мне, – жарко зашептала Джулия, обхватив меня за шею.

Яндекс картинки
Яндекс картинки

Мы так давно не занимались сексом, что я потерял голову. Меня не пришлось просить дважды. Я скинул с себя одежду, раздел податливое тело Джулии. Теперь я мог делать, что захочу. Я долго ласкал каждый дюйм роскошного тела, исторгая из ее груди громкие стоны. Наконец, она меня хотела, а не просто платила по счетам. Это чертовски заводило. Одним мощным ударом я вонзился в жаркую плоть. Джулия кричала:  

– Еще, еще, не останавливайся.  

Я наращивал темп, чувствуя, что еще немного и не выдержу. Джулия заорала, дернулась, вонзив мне в спину ногти, и я со стоном излился в нее. Перекатился на спину и долго не мог восстановить дыхание. Утомленная Джулия мирно спала.  

– Вот черт, пистолет, – запоздало вспомнил я.  

Но подняться сейчас было выше моих сил. В свою комнату я вернулся только утром. Пистолета под подушкой не оказалось.  

– Вот гадина, – выругался я. Специально выманила меня к себе, а ночью прокралась в комнату и выкрала пистолет. Она хочет от меня избавиться.  

– Доброе утро, милый, – промурлыкала проснувшаяся Джулия, завидев меня.  

– Где он? Говори, – орал я, тряся ее за плечи.  

– Ты о чем? – опешила Джулия.  

– Пистолет? Куда ты его дела? Отвечай.  

– Я отдала его тебе, – отпиралась Джулия. – Ты что, его потерял?  

– Похоже на то, – я плюхнулся на кровать, запустив пятерню в волосы.  

– Не может быть, – ужаснулась Джулия.  

Я молча встал и пошаркал на кухню. Казалось, я постарел лет на десять. На кухне, как всегда, крутилась пыхтевшая папиросой тетка.  

– Когда ты купишь мне вино? – накинулась она на меня в ответ на приветствие.  

– Сейчас, – вздохнул я, одеваясь. Проветриться мне не повредит. Я со вздохом вытащил последнюю припасенную двадцатку и поплелся в магазин.   

Открыв дверь, наткнулся на тетку. В руках она держала золотой портсигар Джулии с монограммой АД – Альфонсо и Джулия.  

– Пригодится, – произнесла она, довольно улыбнувшись. – Будет, где папироски хранить. – Дуло пистолетика Джулии смотрело мне в грудь. Я поднял руки.  

– Джулия? – выдавил я из себя.  

– Ты все правильно понял, мой мальчик, – она расхохоталась.  

– Неужели ты выстрелишь в человека? – в ужасе спросил я.  

– В человека? – она хрюкнула. – В человека – нет. А в такое дерьмо, как ты и твоя кукла – запросто. Кстати, меня зовут Дороти, племянничек.  

Слава Богу, я не видел, как Дороти закапывала наши тела на заднем дворе.

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *