Когда удобная жена превращается в неудобную

Невесту Костику подыскала мама. Даша была дочерью знакомых и Костина мама ухватилась за нее, как утопающий за соломинку. «Мальчику» уже тридцатник стукнул. Пора бы уже подумать и о женитьбе.

Костик пока о женитьбе не помышлял, но мама давила. Даша ему не понравилась, «птичья» какая-то, а Костику нравились женщины в теле.

– Дашенька замечательно печет, – нахваливала мама, вернувшись из гостей, где теперь подолгу пропадала.

– Что-то по ней незаметно, – съязвил Костик.

– Зато после родов не разнесет, – парировала мама.

Костик знал, что спорить бесполезно и поспешил укрыться в своей комнате. Мама отыскала его и там:

– Сынок, ты понимаешь, что еще пара лет…

– И что? На пенсию пора? – засмеялся Костя.

– Тебе все шуточки шутить, а часики-то тикают.

– Мам, ну не нравится она мне, – признался Костик, – она не в моем вкусе.

– Стерпится-слюбится, – у мамы на все был ответ.

Спустя полгода играли свадьбу. Косте Даша по-прежнему не нравилась, но раз мама сказала. Костик привык во всем полагаться на маму. Мама плохого не посоветует. «Ей же всего восемнадцать, лепи, что хочешь».

Поселились в квартире у Кости, доставшейся от бабушки. Даше хоть и было восемнадцать, но «лепке» она поддавалась плохо. Зато Костю любила до потери чувств.

Спустя еще полгода Даша родила первенца – Александра. Бабка была на седьмом небе от счастья.

– Я же тебе говорила, – втолковывала она сыну, возясь с внуком.

К Александру Костя особых чувств не испытывал. «Только орет и пачкает пеленки. Вот вырастет – вот уж тогда… на футбол сходим, поговорим, как мужик с мужиком…»

Все заботы по уходу за ребенком легли на плечи девятнадцатилетней Даши. Костя много работал, домой приходил поздно. Денег, правда, приносил немного, но не в деньгах счастье.

Как-то раз Даша пришла домой в слезах.

– Что случилось? – спросил Костя.

Даша заикалась и не могла вымолвить ни слова. Костя, поморщившись, принес из кухни стакан воды.

– Костя, детей у нас больше не будет, – заливаясь слезами выдавила Даша, – прости меня, пожалуйста.

«Слава богу», – обрадовался Костя, успокаивая жену.

Александр незаметно для Кости вырос и пошел в школу. Костя по-прежнему много работал, пару раз смотался «по работе» заграницу. Даша оказалась очень удобной женой: работает, смотрит за сыном, дома всегда чисто, денег не просит, истерик не закатывает. Мама оказалась, как всегда, права.

Яндекс картинки
Яндекс картинки

Когда Александр был в первом классе, «удобная жена» выкинула финт – забеременела.

– У тебя же не может быть детей, – взволнованно говорил Костя, меряя длинными ногами комнату.

Даша, как дура, улыбалась.

– Не может, – кивнула она.

– Я против, делай аборт, – отрезал Костя и, хлопнув дверью, закрылся у себя в комнате.

Даша всю ночь проревела, а на следующий день соврала, что аборт делать нельзя.

Через семь месяцев родился Егор. В отличие от холодного и практичного Александра, Егорушка был копией матери – непосредственный, разговорчивый, забавный. Даша в нем души не чаяла.

Даше было всего сорок два, когда ей поставили страшный диагноз – рак. Жена из удобной превратилась в неудобную. Она больше лежала, не готовила и не работала. Даша поняла, что у Кости другая и незадолго до смерти ушла в монастырь, чтобы оставаться «удобной». “Не поминай лихом”.

Костик, конечно, уговаривал остаться, но Даша ни в какую. Спустя несколько месяцев ее не стало.

Костику сейчас шестьдесят пять, а маме девяносто. Он так и не женился, больше такой удобной не нашел. Теперь он с теплотой вспоминает Дашеньку. Недавно ездили с сыновьями на могилку.

Каждый его рассказ начинается с фразы: «Вот мы с Дашенькой».

Не зря говорят: «Имеючи не ценим, а потерявши – плачем».

Более светлого и доброго человека я, наверное, не встречала и уже не встречу. Царствие ей небесное.

Спасибо, что вы со мной. Приходите меня почитать!

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *