Как я избавилась от очков и комплексов, с ними связанных

К хорошему быстро привыкаешь – это одна из любимых фраз моих родителей. За много лет набила такую оскомину, что даже повторять не хочется, а если приходится, то говоришь на автомате, не задумываясь о смысле.

До прошлого года я четырнадцать лет смотрела на мир сквозь линзы. Четырнадцать лет жуткого неудобства. Линзы терялись, и я ползала по полу в одной линзе, пытаясь нашарить другую. Линзы натирали, глаза к концу дня краснели. Линзы рвались, превращая глаз в кровавое нечто. Приходилось «переезжать» в очки, идти к окулисту, капать капли.

Нужных линз часто не оказывалось в магазине. «Приходите на следующей неделе, завезут». Линзы, контейнер, пинцет, жидкость для хранения линз сопровождали меня в любой поездке, вместе с запасной парой, на всякий пожарный. В общем, вагон и маленькая тележка.

До линз семь лет были очки, которые я терпеть ненавидела. Во-первых, я стеснялась и надевала их только, когда списывала что-то с доски.

– О, ты, оказывается, носишь очки? – обязательно спрашивал кто-то особо любопытный на потоке.

– Да, – сухо отвечала я, пряча очки и со стуком захлопывая футляр.

– Тебе идут.

Это бесило больше всего. Выглядела я в них, как шкраб. Знаете, кто такой шкраб? Школьный работник. Но мне в очках лучше всего подходило именно слово шкраб.

У меня мало фотографий в очках, пару все-таки откопала. Шкраб собственной персоной. Если кто не понял, я крайняя справа. )
У меня мало фотографий в очках, пару все-таки откопала. Шкраб собственной персоной. Если кто не понял, я крайняя справа. )

Очки ограничивают обзор. По бокам, снизу и сверху ты фактически слепец.

В очках невозможно заниматься спортом, а без очков ни фига не видно. Недавно мой знакомый играл в очках в волейбол, и мяч угодил ему прямо в глаз в очке. Наложили шесть швов, повезло, что глаз остался цел.

И самый главный аргумент – я начала водить, а без очков это было невозможно сделать. Поэтому очки я надевала за рулем, потом снимала, потом снова надевала. И так помногу раз в день. Это жутко раздражало.

Те, кто не знал о моих проблемах со зрением и о моем нежелании носить очки, считали, что я высокомерна.

– Ты вчера прошла и даже не поздоровалась.

– Не может быть, – глупо улыбалась я. Не будешь же каждому объяснять, что вместо человека я вижу большое размытое пятно.

До очков я три года просто щурилась, пытаясь разглядеть, что написано на доске и доставала соседку по парте. Соседка злилась, я щурилась сильнее. С морщинами тогда еще так не загонялись. Я очень хотела очки, потому что соседка по парте пересела, и я осталась один на один со своей бедой.

Очки мне не прописывали, лечили. Капали атропин, от которого зрачки становились больше, чем у наркомана и было невозможно выщипать брови. Били глаза током, не знаю, как это называется, но процедура малоприятная. Спустя три года сдались и все-таки выписали очки. Спрашивается, а сразу нельзя было?

Говорю же, шкраб
Говорю же, шкраб

Я родила двоих детей и решила, что пора подумать о себе. В общем, я твердо решила сделать лазерную коррекцию зрения и избавиться от очков, линз и остальных мучений, связанных со зрением.

Операцию я делала в Краснодаре. Пришлось ездить трижды: первый раз – консультация и коагуляция сетчатки глаза. За долгих 14 лет сетчатка начала отходить, а лазером ее «прибивают» обратно. Не особо приятно, но терпимо.

Спустя три месяца вторая консультация. Мне назначили дату операции. С радостным чувством я поехала домой. Поездки тоже были не из приятных. Чтобы не пропускать два дня работы, я ехала в ночь. А в поездах я не сплю от слова совсем, утром у меня консультация и обратный поезд в Сочи. И так четыре раза. Но это того стоило.

Перед операцией меня трясло и то и дело подмывало смыться. Из головы не выходила мысль: «Что я тут делаю? Лучше ходить в очках». Сказать, что было страшно, значит ничего не сказать. Операцию делают на открытом глазу, из обезболивания – капли. Зато мне вернули сто процентов зрения. Я даже не надеялась. После операции я переночевала в гостинице и утром была на осмотре.

Помню, как вечером после операции я пошла в магазин купить поесть. Я видела каждую вывеску. Я не помню, когда я так видела и видела ли вообще. Ни линзы, ни очки не дают стопроцентного зрения. Вернувшись домой, я постоянно парила мужа: «А ты видишь, что там написано? А там?» Это был неописуемый кайф! Кто не испытывал, не поймет.

И вот! Прошло полтора года, и я привыкла. Как будто так было всегда. Вчера встретила знакомую. Она в линзах уже лет сорок. Ей запрещают носить, она снова надевает, не может привыкнуть к очкам. Сетчатку ей «припаивали» уже дважды. И тут я похвасталась:

– А я лазерную коррекцию сделала.

Я бы и ей посоветовала, но ей поздно. Коррекцию только до сорока лет делают. Жаль, конечно, что упустила момент. Тут-то я и вспомнила дурацкую, набившую оскомину фразу: «К хорошему быстро привыкаешь». И фраза показалась не такой уж дурацкой, а очень даже мудрой.

Спасибо, что вы со мной. Приходите меня почитать!

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *