Как я чуть не стала присяжным-заседателем в громком деле об изнасиловании несовершеннолетней

На мое имя пришло письмо, официального вида. Подобные письма чаще всего ничего хорошего не сулят: обычно это налоговая, пенсионный фонд, ну еще мошенники наловчились делать похожие. Но дело было давно, тогда мошенники были скромнее и незаметнее. Дрожащими руками я вскрыла конверт.

Кто-то неизвестный обращался ко мне по имени-отчеству. Говорят, что человеку приятнее всего слышать собственное имя. Но не в этом случае точно. Сначала неизвестный пафосно взывал к моему гражданскому долгу, в конце перешел к угрозам уголовной ответственностью.

Крайне неприятный тип, должна вам сказать. Заканчивалось «письмо счастья» подписью «Суд Краснодарского края, филиал в городе Сочи» и печатью. Требовалось от меня выполнить свой гражданский долг и стать присяжным-заседателем в суде.

Я не только человек с высокой гражданской ответственностью, но и не люблю неприятности. В общем, неизвестный меня убедил. За несколько дней до суда «письмо счастья» легло на стол моему руководству. А так как в нем содержались угрозы в адрес работодателя, препятствующего покорному вам слуге исполнить свой гражданский долг, работодатель веско сказал: «Ну, надо так надо». Правда, без всякого энтузиазма. Но тут я работодателя полностью поддерживаю.

Чуть не забыла самое главное: присяжному-заседателю что-то там платят, не помню сколько, но какие-то копейки.

Так как препятствий никаких не было, в назначенный день ровно в девять утра я явилась выполнять свой гражданский долг. Помимо меня явились еще человек сто. Сколько ответственных людей у нас в стране! Любо-дорого взглянуть!

Вся эта толпа потела в зале суда, довольно компактном для такого количества людей. На дворе лето, в зале не продохнуть. Судья задерживается. Судья задерживался где-то час, все это время толпа терпелива ждала. Сколько терпеливых людей у нас в стране! Любо-дорого взглянуть!

Наконец дождались судью. Нам представили адвоката обвиняемого и адвоката истца. Адвокатов у истца было почему-то двое, они чувствовали себя вольготно, постоянно перешептывались и хихикали. Думаю, в данном случае количество не равно качеству.

Я так поняла, что адвокаты с обеих сторон были предоставлены государством. Адвокатом со стороны обвинителя выступал молодой человек, почти мальчик, наверное, только после института. Было видно, что он ужасно нервничал.

Начиналось все за здравие. Адвокат со стороны обвиняемого называл фамилии, каждый человек вставал со своего места, называл возраст, семейное положение и есть ли дети. Парнишка слушал каждого и что-то записывал. Потом судья спросил, кто не может выступать присяжным-заседателем по религиозным причинам. Те, кто спешил на работу, подняли руки. Их по-добру по-здорову отпустили.

Судья объявил, что будет слушаться дело об изнасиловании несовершеннолетней и представил истца и обвиняемого.

По правую руку от судьи лила слезы заявитель, если бы судья не сказал, что ей четырнадцать, я бы не поверила. Можно было дать лет двадцать. По левую руку, за стеклянной перегородкой сидел обвиняемый, вот уж кому можно было дать четырнадцать: худенький, жалкий. Так и хочется вспомнить анекдот:

Армянин поселяется в дорогой отель, заходит в номер, а ему решили еще и девочку прислать. Сервис. Он долго на нее смотрит и говорит:

– Ты такой синий, такой бледный, ты хоть ходить умеешь?

Она испуганно кивает.

– Ну и пиз…й отсюда.

А если серьезно, жаль было их обоих, видно, что оба неустроенные и явно из неблагополучных семей.

Вся эта тягомотина длилась часа два. «Ну, сейчас начнется», – подумала я, вспоминая Голливуд. Перекрестные вопросы от адвокатов, копание в грязном белье каждого присяжного.

Кадр из фильма "адвокат дьявола"
Кадр из фильма “Адвокат дьявола”

Но на этом потенциальных присяжных выгнали в соседний зал. Адвокаты будут совещаться. Мне кажется, у них просто был обед. Соседка по несчастью постоянно причитала, что нужно было сделать самоотвод по религиозным причинам.

Спустя час нас, промаринованных и хорошо пропотевших, торжественно вызвали пред светлые очи судьи. Отобрали по списку первые тринадцать человек по алфавиту и еще двоих запасных. Спрашивается: а нельзя было сразу? Видимо, не положено.

Умом Россию не понять…

Так как моя фамилия болталась где-то в конце списка, то мы пошли с соседкой в столовую при рядом стоящей администрации и с чистой совестью и ощущением выполненного гражданского долга вкусно пообедали.

На этом мое присяжно-придседательствование благополучно завершилось, так и не начавшись!

Спасибо, что вы со мной!

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *