Как трусики супругов примирили: подарок ко дню всех влюбленных

Нина решительно решила уйти от Бориса. Это решение созрело в ее голове внезапно, впрочем, как и все остальные. Просто Нина подумала: когда, если не сейчас? Танька уже взрослая, сама недавно матерью стала. Борис? Ну, а что Борис? Как-то они друг к другу охладели в последнее время, да и секс Нина уже запамятовала, когда последний раз был. И потом: завтра четырнадцатое февраля: день всех влюбленных, очень символично.

Все эти не связанные между собой доводы выстроились в голове Нины в стройную логическую цепочку, и она тут же бросилась делиться своими наблюдениями с лучшей подругой – Галкой.

– Галка, – глубокомысленно начала Нина, загадочно глядя в панорамное окно столовой.

– У, – отозвалась Галка, обгладывая куриную косточку.

– Я решила уйти от Бори, – вывалила Нина на голову подруги всю правду и затаила дыхание.

– А че, кто на примете есть? – прошамкала Галка набитым ртом.

– Да ты что? – возмутилась Нина. – Ты за кого меня принимаешь?

– А зачем уходить тогда? – возразила подруга, облизывая пальцы.

– А что, уходят только когда кто-то есть на примете? – огрызнулась Нина.

– Ну, или если жить невмоготу, – поделилась своей правдой Галка. – Пойду за десертом. Тебе взять чего?

– Не надо, – недовольно ответила Нина, возмущенная равнодушием подруги и отвернулась к окну. – Нет, я все-таки твердо решила, уйду, – сообщила Нина, когда Галка вернулась с десертом и для пущего эффекта ударила кулаком по столу.

– Ну, раз решила, уходи, – пожала плечами Галка, набрасываясь на десерт.

– Ушла бы, да боюсь, – кокетливо произнесла Нина.

– Чего? – уточнила Галка, соскребая со стенок остатки десерта. – Еще, что ли десерт взять? – задумчиво произнесла она.

– Слушай, у меня судьба решается, а ты все о жратве думаешь, – разозлилась Нина.

– Так ты то уходишь, то не уходишь, – флегматично ответила Галка, облизывая ложку.

– Хочу уйти, но боюсь, – уточнила Нина и придала лицу загадочное выражение.

– Чего боишься-то? – поинтересовалась Галка, – Пойду все-таки еще десерт возьму.

– Да иди уже, поговорить невозможно, – в сердцах выкрикнула Нина. – А боюсь я, знаешь, чего? – продолжила Нина, когда Галка принялась за второй десерт.

– Уу, – что означало «нет».

– Боюсь, что он меня убьет, – шепотом произнесла Нина, ожидая соответствующего эффекта.

– Кто? – уточнила Галка, не отрываясь от тортика.

– Борис, кто еще? – крикнула обозленная Нина.

– Борис? Убьет? Ты в своем уме? – Галка наконец-то отвлеклась от десерта и покрутила ложкой у виска.

– Да, представь себе, – не сдавалась Нина. – Он мне сказал, что если я уйду, то убьет и меня и себя, представляешь?

– Это когда было? Двадцать лет назад? – усмехнулась подруга.

– Дура ты, Галка, – обиженно произнесла Нина, поднимаясь. – Много ты понимаешь, потому и одинокая до сих пор.

– Ну одинокая, а свободная, – возразила Галка, пропустив «дуру» мимо ушей.

Но Нина уже не слушала, выпятив грудь и высоко задрав подбородок, она плыла к выходу их «гадюшника». Галка пожала плечами и вернулась к прерванному десерту.

Нина извелась, пока дожидалась Бориса с работы. От волнения она то включала, то выключала телевизор, вставала, опять садилась, решила было поспать, но сон от нее бежал. Когда открылась входная дверь, Нина подпрыгнула на диване, лихорадочно поправила прическу и кинулась к дверям.

– Привет. Ты что так поздно? – встретила она мужа, поигрывая пояском халата.

– Привет. На работе задержался, устал, как собака, – в подтверждение своих слов Борис рванул узел галстука.

– А, есть будешь?

– Буду.

Сидели молча, Нина наблюдала, как Борис ест, поедая его глазами. «Давно надо было уйти. И что столько лет ждала?» Когда Борис закончил и промокнул губы салфеткой, Нина поняла: «Пора!»

– Боря, я решила от тебя уйти, – выпалила она и зажмурилась, ожидая удара.

Борис встретил ее слова молчанием. Нина боязливо приоткрыла один глаз. Бориса на кухне не было. Нина решилась открыть второй, когда в дверях возник Борис с бутылкой шампанского в одной руке и бокалами в другой.

– Ниночка, радость моя. Спасибо, спасибо тебе огромное, – с патетикой в голосе произнес брошенный супруг, который должен был проливать слезы, валяться в ногах и умолять Нину остаться.

– За что? – опешила Нина.

– За твою чуткость и понимание. Я давно хотел сказать тебе, да все не решался, но раз ты сама решила, то…

– ЧТО? – взревела Нина, вскакивая со стула. – Ах ты кобель, ах ты козел драный? – в сердцах она схватила кухонное полотенце и дубасила убегающего пока еще мужа по спине.

– Почему драный? – возмутился Борис, закрываясь от ударов.

– Ты мне клялся в любви, ты говорил, что убьешь себя и меня, если я уйду? Ты или не ты? – орала Нина.

– Я, но это было давно, Ниночка, – оправдывался супруг, закрываясь от сыпавшихся на него ударов.

– Давно? Давно? Вы что, сговорились все, что ли?

– Кто мы? – проблеял Борис, выглядывая из-за скрещенных рук.

Нина выдохлась, упала на диван и зарыдала.

– Я-то думала, я-то хотела, – всхлипывала она. – Я всего-то хотела проверить, пошутить, а ты… ты… ненавижу, – заходилась Нина в рыданиях.

Борис куда-то испарился и вернулся со стаканом воды.

– На, выпей, – он молча наблюдал, как Нина жадно пьет, расплескивая вокруг воду, когда рыдания стихли, спокойно произнес, – Я тоже пошутил.

– Ну и шуточки, – икнула Нина.

– Ты первая начала, – примирительно произнес Борис, унося пустой стакан на кухню.

– Шампанское в сервант верни, это на Новый год, – крикнула Нина мужу из гостиной. – Ты хоть знаешь, что завтра за день? – воинственно произнесла она.

– Конечно, знаю. День Святого Валентина.

– Еще скажи, что ты подарок мне приготовил, – саркастически заметила Нина.

– А как же, сейчас, подожди, щас все будет, – Борис куда-то исчез, а потом вернулся с красивой коробочкой, перевязанной красной лентой и украшенной бантом.

– Это мне? – Нина не верила своим глазам. – Не может быть. Ты ж мне подарков сто лет не дарил, – Нина снова заревела.

– Ну, что ты, дорогая? Открой.

Нина, всхлипывая, развязала бант, открыла коробочку и достала кружевное нечто, состоящее из двух узких полосочек сзади и одной спереди.

Яндекс картинки
Яндекс картинки

– Что это? – опешила она, вертя в руках подарок.

– Нина, ну не вгоняй меня в краску, – зарделся Борис, опуская глаза.

– О, Господи, отец, ты чего это на старости лет? – засмущалась Нина. – А дырка-то зачем? Чтобы испражняться, не снимая? – Нины слезы сменились истерическим хохотом. Борис обиженно ретировался на кухню. – Боря, Боренька, ты прости, – отсмеявшись, Нина пришла к мужу и обняла его сзади за плечи. – Да они ж на меня не налезут.

– Да ты у меня стройная, как горная лань, – возразил Борис. – Примерь.

Довольная Нина убежала в туалет примерять обновку, которая, как она и ожидала, на нее не налезла, потому что муж, конечно же, лукавил. Но это и не важно. В ближайшие полчаса трусики Нине все равно бы не понадобились.

Утомленные, они лежали, обнявшись.

«Господи, как же хорошо», – думала Нина, положив голову Борису на грудь и водя ноготком по разгоряченной коже.

«Завтра скажу Вике, что между нами все кончено. Еле выкрутился. Зачем мне такие стрессы на старости лет? Да и Нинка моя еще ого-го», – думал Борис, ласково гладя жену по волосам.

С днем Святого Валентина!

Спасибо, что вы со мной! Подписывайтесь и приходите меня почитать! Будет интересно!

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *