Летчик-налетчик

Женщины, как известно любят ушами. О, Славик умел мастерски по ним ездить, его истории надолго отбивали желание есть пасту. В принципе, на этом умения Славика и оканчивались. Но Танюше и этого было достаточно.

Не помню, как Славик возник в нашем офисе, но появляться он стал регулярно. Мы к нему привыкли и не заметили, когда неприметная Танюша втрескалась.

– Славик, брось заливать, – отмахивались мы.

А Танечка сидела, широко раскрыв глаза и не широко рот. Славик, заимев в лице секретаря Танюши благодарного слушателя, расправлял крылья черного кожаного плаща, распушал перышки и садился на любимого конька, вернее на уши. На Танины.

Называл себя Славик не иначе, как летчик и мнил себя птицей высокого полета. Летал же он в основном к нам в офис, окрыленный Таниным восхищением.

Танечка была такая тихая и неприметная, что в офисе ее мало замечали. А тут заметили и поняли, что девчонку надо спасать. От Славика. А по большей части от нее самой. Конечно же, нам это не удалось. Как можно спасти кого-то, кто не желает быть спасенным? А Танечка не желала. Она летела к Славику, как мотылек на огонь.

Сыграли свадьбу. Скромную. Мы впервые увидели Славика без черного плаща. Без него он был ненамного больше миниатюрной Танечки. А заклей ему рот и вообще ничего не останется.

Молодые поселились в съемной квартире, за которую платила со своей скромной зарплаты Таня. Славик летал и на отсутствие денег и бытовые проблемы взирал свысока. А попросту не замечал. Таня забеременела, а Славик взял машину. В кредит.

«Повезу жену в роддом на машине», – заявил он, выпятив грудь, купаясь в лучах Таниного обожания. Уже через неделю машину он разбил. Машины не стало, кредит остался. Восхищение и обожание начало таять, как мороженое на солнце. Одними речами сыт не будешь.

Таня тянула все сама, помогали родители. Славик летал, вместо очков пилота у него были розовые.

– Славик, как дела? – интересовалась я, встретив Славика.

– Зашибись. Сейчас Тане операцию сделаем, она видит плохо.

– Когда у Тани срок?

– Не переживай, я договорился, все будет зашибись.

Оптимизма у Славика было не отнять. У него все было зашибись. Всегда. В отличие от Тани. Она вышла в декрет, платить за квартиру стало нечем. Переехали к Таниным родителям. На приданое малышу собирали всем офисом. Славик заскочил в перерыв за обновками.

– Славик, как дела?

– Зашибись.

Неизменное зашибись. Денег нет, но вы держитесь. Таня родила. Малыш капризничал, то колики, то зубки. Времени восхищаться Славиком становилось все меньше. Такие солнцеликие, как Славик без восхищения и поклонения долго не живут. Ему бы стать актером, а не летчиком. Вот где талант пропадает.

В общем, стал Славик залетать домой все реже. Наверное, завел себе запасной аэродром. А потом и вовсе исчез, как не было.

– Улетел, – вздохнула Таня.

Только вот вернуться не обещал. Вскоре Славик с Таней развелись. Делов-то. Малыш остался на попечении Таниных родителей, а она сама вернулась на работу. Без сладкоголосого Славика в офисе в перерыв было скучно и пресно. Мы все ждали, вдруг мелькнет черное крыло черная пола плаща. А потом стали сомневаться: «А был ли Славик»?

Славик, если ты меня читаешь, ты это, залетай, если чо.

Спасибо, что вы со мной. Подписывайтесь и залетайте меня почитать!

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *