АННА

Бьет – значит любит

У Лены сотрясение мозга, сломаны два ребра, разбито лицо, все тело в синяках и ссадинах. Нет, Лена не попала под каток и даже не упала неудачно с лестницы. Лену избил муж, Ромка. Они вместе двадцать лет. И все двадцать лет Ромка ее бьет.

https://trixiaclaramontej.files.wordpress.com
https://trixiaclaramontej.files.wordpress.com

Лена лежит в больнице, вернее, в частной клинике уже не в первый раз. Ее здесь хорошо знают. Любимый платит за лечение. Только что ушел следователь. Лена отворачивала лицо, на все вопросы отвечала односложно:

– Не знаю. Упала, очнулась, гипс.

Приблизительно так. Лену подлатают, выпишут, и она вернется к Ромке. Он ее ждет. Вчера приходил с огромным букетом, даже с букетищем, стоял на коленях, просил прощения. До следующего раза.

– Просто у него сейчас проблемы с бизнесом, – оправдывается Ленка перед подругами.

– У него регулярно проблемы с бизнесом, судя по твоему лицу, – невесело хохотнула Анька.

Лена отвернулась. С Анькой она больше общаться не будет. Злая она. А Марина добрая. Марина Ленку жалеет.

– Люблю я его, понимаешь, а он – меня, – горячо втолковывает Ленка Марине.

Марина согласно кивает, с завистью глядя на Ленин новый браслет и серьги с бриллиантами. Ленка ловит взгляд подруги. Довольно улыбается:

– Нравится? Картье, Ромка подарил, – Лена любуется игрой камней на солнце. – Я же говорю, он меня любит.

Марину никто не любит. Она одинокая, озлобленная на весь свет женщина, но хитрая. Никто об этом не знает, даже не догадывается. «Вот Ромка дал Ленке пару раз в глаз, зато у Ленки новый комплект и машина новая, и вообще Ленка в шоколаде. Работать не надо, по курортам дорогим ездит. Ради всего этого можно и потерпеть», – рассуждает Маринка.

Маринке невдомек, что у Лены в черепе стоит пластина и еще одно избиение грозит ей фатально-летальным исходом. А ведь ей всего сорок с хвостиком. На том свете Лене не пригодятся ни украшения, ни новая дорогая машина, ни именные шмотки. А еще Ленка боится, ее сердце сжимается каждый раз, когда открывается входная дверь:

– В каком Ромка сегодня настроении?

Если муж пьян, то Ленка пытается скрыться и запереться в ванной, но не всегда успевает. В прошлый раз не повезло. Никак не могла повернуть дрожащими руками замок. Ромка там ее и поймал, в ванной, бил головой о белый кафель. Ленка сама же этот кафель и отмывала, когда вышла из больницы.

– Вся ванная комната была в крови, словно поросенка зарезали, – шутил муж. – Не мог же я сюда уборщицу пустить. Пришлось на втором этаже мыться.

У Лены с Ромой большой дом. Просто огромный. И стоит на отшибе, что случись, не докричишься. Связь тоже плохо ловит. Словно специально. Ленка дождалась ухода Ромки и, утирая слезы, драила кафель от собственной крови. Плакала и драила, драила и плакала.

Когда Лена была моложе, она хотела от Ромки уйти, посоветовалась с матерью. Отца давно не было в живых. Слава богу, не дожил до этого позора. Ленка собрала свои вещи, пока Ромки не было дома и уехала к матери. В час ночи раздался настойчивый звонок в дверь:

– Ленка, ты там? Открывай, открывай, сука. Достану, убью.

Снаружи словно бесновался дикий зверь. Хлипкая дверь ходила ходуном. Спустя двадцать минут мать не выдержала, пошла открывать:

– Мама, нет, пожалуйста, – Ленка обхватила материны ноги руками, не давая ступить.

– Дочка, он нас обеих убьет. Я его боюсь.

Ленка все поняла, поднялась, утерла слезы и открыла. Сама. На Ромку было страшно смотреть: весь перепачканный в крови, руки разбиты. Увидев Ленку, он издал страшный рык, схватил ее за волосы и потащил по ступеням вниз.

Ленка стиснула зубы, чтобы не орать. Соседи и так уже, поди, вызвали, милицию. Ни одна дверь не открылась, ни один человек не вышел. Никому лишние проблемы не нужны. На это есть милиция, пусть она и разбирается.

Больше попыток уйти Ленка не предпринимала. Понимала, что Ромка везде ее найдет, да и идти некуда. Так и живут.

– Ромка меня любит, – убеждает меня, а, скорее, себя Лена, пряча глаза.

По статистике, в нашей стране 36000 женщин ежедневно терпят побои мужей. Вы только вдумайтесь в эту цифру: 36000. Есть хорошая поговорка: Если сильно закрутить гайку, то сорвет резьбу.

У некоторых женщин от постоянной тирании «срывает резьбу». Одна наша знакомая тридцать лет терпела побои и унижения, а в один «прекрасный» день, вернее, ночь, вылила на живот спящего мужа раскаленное масло.

Муж остался жив, но мужского достоинства лишился. И в прямом, и в переносном смысле. И вы знаете, мне его не жаль, вот ни чуточки, потому что побои и унижение не имеют с любовью ничего общего.

А вы как считаете?

Спасибо за внимание! Ставьте лайк и приходите еще. Буду ждать )

Добавить комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *